Пятница, 17 августа 2018

Екатеринбург: +16°

$ 66,89 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 17.08.2018 € 76,06 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 17.08.2018
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 7,25% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 17 августа 2018

Екатеринбург: +16°

$ 66,89 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 17.08.2018 € 76,06 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 17.08.2018
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 7,25% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 17 августа 2018

Екатеринбург: +16°

$ 66,89 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 17.08.2018 € 76,06 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 17.08.2018
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 7,25% По данным ЦБ РФ.

«Дешёвое неинтересно, потому что это просто»

×
Romanov. Видеоблог 8 ноября 2017 в 13:53
В материале:

Романов Алексей, Шишкин Дмитрий

В 29 лет — своя портновская мануфактура и две фабрики по пошиву одежды. Директор модного дома Shishkin Дмитрий Шишкин — о бизнесе по-русски, ежедневном дресс-коде бизнесмена и цене своего успеха.

Алексей Романов: Как ты начал своё дело?

Дмитрий Шишкин: Я начал шить ещё в 17 лет своим сверстникам, однокурсникам. Первые три года шил за спасибо, за условную бутылку пива, чтобы просто набить руку. Нынешним дизайнеров я вообще не понимаю: выходят, засранцы, из архитектурной академии и говорят «Мы великие творцы, нам нужна зарплата в 70 тысяч»… Твою мать, вы научитесь сначала хоть что-то делать.

Три года я шил сверстникам, друзьям, себе. Набивал руку, оттачивал технологию, узнавал нюансы. Потом начал брать комиссионную копеечку. Накопил денежек, создал первую крупную коллекцию. Показался на последней на тот момент Ural Fashion Week и создал модный дом на Толмачёва.

АР: Всё в 19 лет?

ДШ: Да. На третьем курсе юракадемии я создал коллекцию, открыл ООО, и на меня стали работать первые шесть человек.

АР: И как всё пошло?

ДШ: В юракадемии много богатых детишек, которые могли позволить себе по 30 тысяч за костюм. Тогда это были простые костюмчики, и зарабатывал я на них неплохо, потому что они мне стоили тысяч 10. Так в своём соку лет пять варился, пока не понял, что, сколько ни занимайся индивидуальными костюмами, выше порога в 200, 300, 500 тысяч, ну миллиона в месяц не поднимаешься. Тогда начал брать корпоративные заказы.

Первый крупный корпоративный заказ мне сделал Уралвагонзавод. Я создал коллекцию для УВЗ-шопа и заработал столько, сколько за год на индпошиве зарабатывал. Эврика!

Сегодня у меня группа компаний SHISHKIN Портновская Мануфактура. Туда входит предприятие Shishkin Uniform Atelier, Shishkin Bespoke Atelier, и ещё будет фабрика.

Сейчас шьём большую коллекцию «Росатом» для WorldSkills. Параллельно запустили заказ для Viatti, главного производителя шин у нас в стране. Помимо этого запускаем в работу большую коллекцию для футбольного клуба «Зенит».

АР: Чем вы таким берёте, что вам заказывают такие крупные компании?

ДШ: В России больше нет ни одной компании, которая могла бы комплексно производить широкие коллекции одежды, при этом самостоятельно разрабатывать дизайн и поставлять в ограниченные сроки. У нас на фабрике шьётся более 100 видов изделий.

АР: Сколько стоит такая фабрика, как у тебя?

ДШ: Фабрика ещё строится, пока что введено 40% — весь первый этаж и почти полностью цокольный. По стоимости — от 100 миллионов.

АР: Окупаемость?

ДШ: Примерно два с половиной года.

АР: Это очень быстро.

ДШ: Я одиннадцатый год этим занимаюсь. У меня пул клиентов на несколько лет вперёд, проблемы с загрузкой нет.

АР: Большой объём продаж в рублях?

ДШ: 15-18 миллионов за месяц.

АР: Получается, за год миллионов 200.

ДШ: В нынешних площадях да. При полном вводе всех трёх этажей фабрики будет 450-500 миллионов в год.

АР: Свой магазин не хочешь открыть?

ДШ: К весне уже откроем. Здесь, в Екатеринбурге. А за год ещё в Москве, Питере, Сочи, Казани.

АР: Ну ты монстр.

ДШ: Слушайте, всякие девочки, когда им деньги дают, открывают по пять магазинов в год, при том, что там бизнес-подходом и не пахнет. А мы же в этом варимся. У нас есть чертежи, все вывески, технологии, оформление. Проект готов, мы его оттачиваем.

У нас недёшево, мало кто может нас себе позволить. В Екатеринбурге я обшиваю «Урал», «Автомобилист», но не ради денег — у них денег мало, — а ради поддержки местных ребят. Мы полностью обшиваем РМК. Гипотетически на Урале ещё только УГМК может стать нашим хорошим клиентом по Уралу. Магнитогорский «Металлург» уже у нас, пермский «Амкар» финансово не дотягивает, а всё остальное — это либо богатые севера, либо центральные регионы, либо Дальний Восток.

АР: Дешёвое неинтересно?

ДШ: Дешёвое неинтересно, потому что просто. Всегда хочется делать не так, как остальные; хочется показывать сложную технологию, интересные материалы, новые обработки. С экономом мы не работаем ни в коем случае.

Да даже посмотрите на людей: у меня не чурки сидят — у меня культурные женщины работают, все с высшими образованиями. Вы видели, какие фабрики в стране? Я их все видел. Это чаще всего полуподвалы, там чурки, колхозные бабки, огромные директрисы. Я люблю с нормальными людьми работать, а такие люди и денег других просят.

АР: В работе с одеждой много творчества, и ты, скорее всего, творческий человек.

ДШ: Нет, у меня вообще нет творческого потенциала. Я не умею рисовать.

Мужская мода более интеллектуальная. Здесь всё доводится до ума знанием технологий, конструкций. Здесь нет экспрессии, нет чувственности. Мы не авангардные подиумные коллекции делаем.

АР: Это просто бизнес, и всё?

ДШ: Это творческий бизнес. Просто многие прикрываются личиной творчества. В мужской моде творчества быть не может, потому что ещё к 80-м годам были полностью отработаны все фасоны и силуэты изделий. Всё новое, что появляется в мире моды, в том числе и женской, идёт от новых технологий обработки материала и создания новых тканей. А силуэты, фасоны — всё это обыгрывание прошлых эпох и компиляция. Мы живём в век эклектики.

Директора по общим вопросам, который бы решал любые проблемы, у меня, кстати, нет.

АР: Почему бы не завести?

ДШ: Во-первых, я такого человека ещё не видел; во-вторых, это закаляет. Когда ты принимаешь непосредственное участие во всех процессах своего бизнеса, у тебя формируется полная картина, как двигаться дальше и развивать его. И к твоему мнению ещё больше прислушиваются, оно становится авторитетным.

АР: А супруга?

ДШ: Она помогает мне, но в спокойном режиме. Она отвечает за пиар и маркетинг без приковки к офису. Я слишком строгий, и мы просто потеряем отношения, если я буду к ней так же требователен, как к остальным сотрудникам. Потому что здесь я очень злой и доскональный.

АР: Тебя любят сотрудники?

ДШ: Не сильно любят, но уважают и слушают. Они у меня очень много получают.

АР: На каких принципах ты строишь бизнес?

ДШ: Не верь, не бойся, не проси (улыбается). Это правда. В бизнесе по-русски приходится решать много различных проблем. Бояться нельзя, надо всегда идти напролом. Это кажется — «ну шьёт свои костюмчики»; проблем уйма, начиная от вопросов с администрациями и заканчивая теми, кто хочет зайти к тебе в бизнес, а тебе они не нужны.

АР: Какие вложения были на старте?

ДШ: В 2009-м я за полгода работы на индивидуальных заказах скопил 200 тысяч рублей. Этого хватило на неплохую коллекцию из 20 образов, которую я показал на Ural Fashion Week. Ещё 800 тысяч я заработал на продаже этой коллекции. На эти деньги я сделал первый модный дом на Толмачёва. Больших денег для создания бизнеса мне не понадобилось. Всё, что зарабатывал, — тем и пользовался, чтобы развиваться.

АР: То есть главным был просто труд?

ДШ: Безусловно. Труд, характер и умный подход к любому вопросу. Надо думать. Многие всё делают бездумно, на автомате. А нужно анализировать ошибки, анализировать процессы, делать выводы и что-то менять. У меня постоянно идут перестановки, от расположения отделов до системы взаимодействия. Главное — учиться делать выводы.

АР: Сейчас тебе 29. Ты будешь и дальше заниматься этим бизнесом или у тебя есть другие идеи?

ДШ: Нужно создавать свою многоступенчатую школу, от ПТУ до высшего учебного заведения. Ещё вон у Ортеги (Амансио Ортега, основатель компании Inditex, в которую входят марки Zara, Pull and Bear, Massimo Dutti, Bershka, Stradivarius — прим. ред.) уже четыре с половиной тысячи фабрик, у меня только третья строится. Есть куда расти.

АР: Хочешь быть как он?

ДШ: Будем стараться.

АР: Что для тебя главное?

ДШ: Состояться идейно. Во-первых, не быть паразитом, зарабатывать деньги не на недрах или перепродажах, а создавать материальное благо. Меня греет мысль, что мы что-то создаём, производим. Это хоть и лёгкая промышленность, но промышленность, производство. Во-вторых, в этом бизнесе есть творческая составляющая; это не спекуляция ценными бумагами, здесь есть творческий акт. И в-третьих — это фундаментальная цель, — я хочу развивать школу русского костюма.

Оператор: Илья Одношевин, Роман Бороздин

Режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Ведущая: Алёна Вугельман

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
у Короля

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!


Нажимая на кнопку ОТПРАВИТЬ, я даю согласие на обработку моих персональных данных

Будьте с нами!
×

Наш сайт собирает ваши метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). Это нужно для его работы. Если вы против этого, то вам нужно покинуть сайт.

Принять и закрыть
×
Наверх^^