Пятница, 17 августа 2018

Екатеринбург: +16°

$ 66,89 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 17.08.2018 € 76,06 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 17.08.2018
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 7,25% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 17 августа 2018

Екатеринбург: +16°

$ 66,89 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 17.08.2018 € 76,06 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 17.08.2018
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 7,25% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 17 августа 2018

Екатеринбург: +16°

$ 66,89 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 17.08.2018 € 76,06 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 17.08.2018
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 7,25% По данным ЦБ РФ.

««Мозгобойня» — идеальный бизнес!»

×
Romanov. Видеоблог 13 декабря 2017 в 19:19

Совладельцы игры «Мозгобойня» и сети барбершопов Boy Cut в Екатеринбурге — о дружбе, основанной на бизнесе, и о работе в команде.

Алексей Романов: Что такое «Мозгобойня»?


«Мозгобойня» — это семь туров по семь вопросов, азарт, эмоции, выпивка, общение, крутой ведущий, шутки, позитив. И получение новой полезной информации. Даже если ты ни на один вопрос не ответишь, ты узнаешь правильные ответы и унесёшь с собой полезные и интересные знания, которые помогают в жизни. Люди играют в «Мозгобойню», потому что это особенность нашего менталитета: у нас с Советского Союза остался такой подход — все должны во всём разбираться.

— Николай Тисенко, соучредитель группы компаний Mozgo, соучредитель сети барбершопов Boy Cut в Екатеринбурге

АР: Как началась «Мозгобойня» в Екатеринбурге?

Николай Тисенко: Она началась чуть более двух лет назад. Мы с партнёрами — Русланом, Александром и Антоном — занимались проектом барбершопов Boy Cut. Boy Cut — это долгосрочный проект. Когда-нибудь он принесёт хорошую прибыль, но на тот момент он был только на старте. А нам нужен был проект, который быстро вернёт инвестиции. Антон прочитал про «Мозгобойню» в журнале Forbes, и нам показалось, что это тот самый нужный нам проект: небольшой финансовый взнос на старте и быстрая окупаемость. Мы решили попробовать. Нас прежде всего интересовала финансовая модель, то есть не то чтобы мы «пропитались духом игры»…

Алексей Романов: Вы просто хотели заработать?

Николай Тисенко: Да, мы просто хотели быстро заработать. Но когда погрузились в проект, то поняли, что это эмоции, ощущения и в первую очередь атмосфера. Мы его по-настоящему полюбили, а логотип «Мозгобойни» стал для нас символом большой семьи.


Нас четверо: я, Антон Писчиков — человек, с которым мы начинали свой путь в бизнесе три года назад. Чуть позже к нам присоединился Николай, и замкнул нашу четвёрку Саша Лежнин. Пятым мы никого принимать не хотим.

— Руслан Гилязов, соучредитель группы компаний Mozgo, соучредитель сети барбершопов Boy Cut в Екатеринбурге

Алексей Романов: Вы же совсем разные, как я понимаю: кто-то покреативнее, кто-то более добрый, кто-то позлее. Как вы сочетаетесь?

Есть ряд принципов, которые формировались, когда нас было только двое, я и Руслан. Мы сразу договорились говорить друг другу в лицо всё, что думаем. Это наш ключевой принцип создания сильной команды. В самом начале было непросто: я помню, как мы злились, когда высказывали друг другу про то, как ведём переговоры, как выступаем, как одеваемся. Но через какое-то время поняли кайф: это больно, но так создаётся ощущение настоящего объединения.

Ещё один принцип: мы стараемся учитывать интересы другого. То есть когда ты кому-то говоришь, что ему надо что-то изменить, то это посыл «Я не пытаюсь тебя загнобить, я пытаюсь сделать тебя лучше». Благодаря этому в человеке проявляются сильные стороны. Саша и Коля сначала были нашими младшими партнёрами, но постепенно выросли, и сейчас мы все равные партнёры. Мы специально на это идём.

— Антон Писчиков, соучредитель группы компаний Mozgo, соучредитель сети барбершопов Boy Cut в Екатеринбурге

Алексей Романов: Почему?

Антон Писчиков: Чтобы закрывать друг друга.

Руслан: Как в группе спецназа: если один выпадает, кто-то из оставшейся троицы может его заменить.

Алексей Романов: Когда вы захотели заниматься собственным делом?

Руслан Гилязов: Мы с Антоном начинали свою деятельность в автобизнесе в 2011 году. Спустя четыре с половиной года мы стали руководителями среднего звена: я был руководителем отдела продаж, Антон — руководителем финансовых услуг. Нас посадили в один кабинет и вверили нам умирающий бренд Citroen. На тот момент у Антона уже была идея запустить свой барбершоп. А у меня был инвестор — мой клиент, которому я продавал автомобиль. Он как-то обмолвился, что он является инвестором, и в течение двух лет приезжал ко мне попить чай-кофе, мы общались. Антоха рассказал мне об идее барбершопа, а через два дня сказал: «Я бы хотел, чтобы мы сделали это вместе».

Антон Писчиков: На тот момент у меня уже был просчитан бизнес-план, я его год мусолил. Искал возможность финансирования. Например, я одновременно подавал в несколько банков заявления на кредиты, чтобы взять их в один день, потому что друг за другом их бы мне не дали. А мне все отказали. Это было очень смешно.

Я искал партнёров, и всё как-то не складывалось. Я три раза отказывался от этой идеи. И тут поделился с Русланом, и он сказал: «Давай». Мы в этот же день позвонили инвестору, договорились на встречу, в этот же вечер встретились, и инвестор сказал, что ему это интересно. Человек готов был проинвестировать существенную часть нашего проекта. Мы обалдели: «Прямо вот так?»

Алексей Романов: В этот момент страшно не стало?

Руслан Гилязов: Стало страшно интересно. Мы были настроены так: мы пришли за победой и однозначно это сделаем.

Алексей Романов: Получается, на старте важны именно личные качества, а не расчёт?

Антон Писчиков: Нельзя сказать, что у нас были только горящие глаза. Мы пришли с бизнес-планом. Он был достаточно слабый, но был. И было понимание, какими инструментами мы собираемся достигать результата.

Алексей Романов: Тот инвестор остался с вами?

Антон Писчиков: Нет, он вышел из проекта с премией. Но всё сложилось удачно: в этот момент в проект зашёл Николай — он выкупил долю инвестора. При этом Коля привёл к нам функционал и закрыл маркетинг.

И ещё один принцип, который нас объединяет: деньги, ресурсы являются очень важным моментом. Многие предприниматели заниматься всем, кроме денег. Но 50 процентов успеха любого бизнес-проекта — это правильная финансовая стратегия. Работа с инвестором, если он есть, работа с текущими деньгами. Важно их считать.

Алексей Романов: Саша, сколько стоит открыть Boy Cut?


От трёх до четырёх с половиной миллионов.

— Александр Лежнин, соучредитель группы компаний Mozgo, соучредитель сети барбершопов Boy Cut в Екатеринбурге

Алексей Романов: А у «Мозгобойни» какая выручка в месяц?

Александр Лежнин: В Екатеринбурге, топовом город — миллиона полтора.

Алексей Романов: А чистая прибыль?

Александр Лежнин: Маржинальность игр — процентов 70-80. С этих денег идут ещё административные расходы: офис, команда, маркетинговый отдел.

Антон Писчиков: «Мозгобойня» для меня — идеальный бизнес. Когда я узнал о ней, то через час был готов купить франшизу. Вложений ноль, рисков — 200-300 тысяч, копейки.

Алексей Романов: Сколько нужно было денег, чтобы запустить «Мозгобойню»?

Николай Тисенко: Около 150 тысяч рублей. Это подготовка, пакет вопросов, атрибутика и так далее.

Алексей Романов: «Мозгобойня» — большой международный проект. Зона вашей ответственности — какие-то определённые регионы и города?

Николай Тисенко: Мы в итоге стали самыми лучшими франчайзи, а «Мозгобойня» в Екатеринбурге — лучшей «Мозгобойней». Мы пошли в другие города — Нижний Тагил, Тюмень, Реж. В какой-то момент объём нашего дохода стал составлять половину дохода компании «Мозгобойня». Нам дали Москву, мы переехали туда и начали заниматься «Мозгобойней» в Москве.

Алексей Романов: Покорили Москву?

Николай Тисенко: Да. Мы удвоили там количество команд и игроков. И поняли, что можем и дальше продолжать это делать, но существующие условия нас не совсем устраивают. Мы решили стать частью компании «Мозгобойня», вышли со своими условиями и вошли уже как соучредители.

Алексей Романов: Какая у вас доля?

Николай Тисенко: В «Мозгобойне» восемь человек в равной доле. Нас четверо…

Алексей Романов: То есть четверо из Екатеринбурга имеют половину «Мозгобойни»?

Николай Тисенко: Да.

Алексей Романов: Грубо говоря, вы продемонстрировали свои мозги, и вам за это дали половину бизнеса.

Николай Тисенко: Именно. И моя жизнь после этого сильно изменилась. Я понял, что теперь мы будем работать не с пятью, а со 120 городами, с разными странами и разными менталитетами. Пришлось перестраивать себя. Было несколько дней депрессии, когда я понимал, что завтра мне снова нужно в девять быть на работе. Это было тяжело.

Алексей Романов: Где находится ваша штаб-квартира?

Николай Тисенко: «Мозгобойня» появилась в Минске. Игру придумали Александр Ханин и Катя Максимова. Потом к ним присоединились два партнёра, они создали офис в Питере и начали заниматься активным продвижением франшиз. Потом «Мозгобойня» появилась в Екатеринбурге, и сейчас здесь самый большой офис. И мы готовимся открыть офис в Москве, потому что Москва — это столица, там все нужные люди, все коммуникации.

Алексей Романов: Уедете в Москву?

Николай Тисенко: Мы к этому готовы. Екатеринбург всегда остаётся самым любимым и самым большим городом. Несмотря на то что мы занимаемся всей «Мозгобойней», Екатеринбургу всегда уделяем отдельное внимание, потому что это родной город, это люди, которых мы знаем и которые знают нас.

Алексей Романов: Что будет с «Мозгобойней» лет через пять?

Николай Тисенко: Мы активно работаем над ИТ-платформой, приложением, и оно появится раньше, чем через пять лет.

Через пять лет «Мозгобойня» должна стать автономной. Её бывает сложно масштабировать из-за заведений, в которых всё плохо с сервисом. А если люди хотят сыграть в «Мозгобойню», нужно, чтобы у них была такая возможность в любом месте.

Ещё одна задача на пять лет — иностранный рынок. Уже есть «Мозгобойня» на английском, пока в экспериментальном виде. Добавятся ещё языки, ещё ментальности, ещё страны.

Антон Писчиков: Чтобы всё получилось, нужно собрать в одном месте в определённый момент несколько факторов. Например, для барбершопа это должен быть хороший мастер, хорошее место и клиент. С «Мозгобойней» то же самое. У тебя есть площадка, люди, и для того чтобы произошёл взрыв, нужно, чтобы сошлось. Нужно дожимать до победного. У нас четверых стремление дожимать всегда присутствует.

Алексей Романов: А расскажите какую-нибудь реальную историю, в которой вы проявили ваши качества.

Николай Тисенко: Мне нравится одна история про Антона, она очень показательная. Нужно было сэкономить на покупке стиральной машины в первом Boy Cut, поэтому Антон собирал грязные полотенца, вёз их на троллейбусе домой и дома стирал. Личная жизнь Антона прошла суровые испытания. Начнём с того, что его супруга зарабатывала, а Антон не зарабатывал. И при том, что ты не зарабатываешь, ты ещё и приносишь домой полотенца, которые нужно постирать, натянуть верёвки через всю комнату и повесить их сушиться, они сохнут, а из них волосы от бороды сыплются и впиваются, как занозы…

Руслан Гилязов: И уходишь из дома с фразой «Скоро всё будет хорошо». И так каждый день.

Алексей Романов: Вы же не только партнёры по бизнесу, но и, наверное, друзья?

Руслан Гилязов: Все мы до попадания в эту среду слышали, что бизнес, построенный на дружбе, обречён на неудачу, а дружба, построенная на бизнесе, обречена на успех. У нас именно так и было. Мы с Антохой были не друзьями, но приятелями, у нас были общие темы для обсуждения. Но после того как мы занялись бизнесом, появилась настоящая дружба.

Алексей Романов: Ты не допускаешь такого, что кто-то из вас будет недожимать, недорабатывать, но чувство дружбы будет вас останавливать от того, чтобы сделать ему замечание?

Антон Писчиков: Знаешь как это происходит сейчас? Один дожимает другого. Другой дожимает третьего.

У вас может возникнуть ощущение слащавости — типа, так у нас всё круто, нет никаких противоречий. Неправда. Мы постоянно друг другу что-то предъявляем, спорим, обижаемся. Но благо, что у нас в любом споре есть третий, который скажет: «Ребят, а давайте-ка вы поговорите».

Николай Тисенко: Мы знакомы почти три года. Понятно, что это маленький срок. Сейчас у нас всё классно, мы кайфуем, открываем что-то новое, совершаем ошибки и исправляем их. Другой вопрос, что будет через какое-то время.

О больших деньгах речи не идёт, и это фактор, который позволяет дружить. А когда деньги будут действительно серьёзные… Мы даже шутим: кому-то на карту перешли все деньги — ну, понятно, что он не сбежит из страны. 400 тысяч — куда? А если ему упадёт на карту два миллиона долларов…

Антон Писчиков: Да, наверное, мы ещё не проверены большими деньгами.

Николай Тисенко: Ещё никто даже жену у друга не увёл.

Антон Писчиков: Но мы наверняка в какой-то момент разойдёмся. Я вижу свою задачу в том, чтобы сохранять нашу компанию как можно дольше, потому что синергия даёт нам сильный рост, темп.

Нужно работать в команде, нужно искать партнёров. Делать что-то в одного очень сложно. И важно не преувеличивать роль партнёров. Залог успеха — правильно выстроенные человеческие и профессиональные отношения.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
у Короля

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!


Нажимая на кнопку ОТПРАВИТЬ, я даю согласие на обработку моих персональных данных

Будьте с нами!
×

Наш сайт собирает ваши метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). Это нужно для его работы. Если вы против этого, то вам нужно покинуть сайт.

Принять и закрыть
×
Наверх^^