Вторник, 11 декабря 2018

Екатеринбург: -6°

$ 66,24 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2018 € 75,71 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2018
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 7,50% По данным ЦБ РФ.

Вторник, 11 декабря 2018

Екатеринбург: -6°

$ 66,24 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2018 € 75,71 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2018
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 7,50% По данным ЦБ РФ.

Вторник, 11 декабря 2018

Екатеринбург: -6°

$ 66,24 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2018 € 75,71 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2018
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 7,50% По данным ЦБ РФ.

Анна Видуецкая: «Четверо детей — это и есть секрет вечной молодости»

×
Не принято обсуждать 19 января в 13:31

Жена Радислава Гандапаса — о том, как делать лучшие бизнес-мероприятия в стране, оставаясь при этом заботливыми родителями, как познакомиться с мужем по смс и каково это — быть бизнес-леди в тени Радислава Гандапаса.

Ольга Чебыкина: Анна, вы видели интервью Радислава?

Анна Видуецкая: Нет. Физически не могу смотреть, когда муж выступает, и слушать его интервью тоже не могу. Волнуюсь так, будто это мой ребёнок поёт песню на линейке в первом классе. И всегда нахожу что-то, что мне не нравится. Я ему об этом говорю, а он на меня обижается, спрашивает, можно ли было как-то по-другому, сначала сказать, что он молодец и всё здорово, а потом аккуратно скорректировать. Я отвечаю, что могу, но зачем эти прелюдии.

Сам Радислав про интервью сказал, что всё очень хорошо, ему понравилось.

ОЧ: Прежде всего, хочу выразить своё восхищение вами: у вас четверо детей, и это мегакруто. У меня один сын, и я всё равно чувствую себя супер-женщиной: я и на работе, я и жена, я и мать. А у вас всё нужно умножить на четыре. Честно сказать, не представляю, как это.

АВ: Слушайте, четыре ребёнка — это чудовищный эгоизм родителей. Ну правда.

ОЧ: Объяснитесь.

АВ: Ну да, говорят, что дети — это трудно, это вечное чувство вины из-за того, что ты что-то недодаёшь одному или другому, и хотелось бы, чтобы было как-то по-другому…

Но послушайте, дети — это неиссякаемый источник энергии. Это и есть тот самый секрет вечной молодости.

Дети дают молодость, энергию, хорошее настроение, постоянное детское удивление. Они удивляются, и ты удивляешься вместе с ним. Казалось бы, привычная вещь — букет цветов, а они: «Ах, мама, смотри, вместе с цветами в букете хлопок!». Ребёнок восхищается, и ты вместе с ним. Это невероятное счастье. Поэтому я и говорю, что четверо детей — это эгоизм взрослых.

ОЧ: Четверо детей из эгоизма — это самый неожиданный ответ.

Я думала, что вы прилетели в Екатеринбург на Новый год, но оказалось, сегодня, в день записи интервью, юбилей у вашей мамы, а накануне был день рождения сына — сплошные семейные праздники. И на Новый год вы всей семьёй улетаете на отдых.

АВ: Да, мы улетаем в Дубай с детьми. Будем смотреть на рыб, купаться в аквапарке. На Новый год мы будем только родители. Ура!

ОЧ: Сколько дней в году вам удаётся быть только родителями?

АВ: Нам удаётся быть родителями больше, чем многим людям, которые имеют одного ребёнка. Все наши семейные праздники, все детские каникулы и полтора месяца в году летом мы проводим только с детьми. Мне кажется, мы классные родители.

Ребёнку ведь всё рано, что вы вместе с ним делаете — летите в крутой пятизвёздочный отель, идёте в кино на мультик или смотрите этот мультик дома на диване. Ребенку важно, что ты с ним проводишь время. А где и как — это уже двадцать пятая история.

ОЧ: Про таких, как вы — такую большую сумасшедшую семейку, — снимают голливудские фильмы типа «Один дома». Сюда вы прилетели всей семьёй и без нянь?

АВ: Без нянь.

ОЧ: И в Дубай полетите без нянь?

АВ: Да. Мы много работали в ноябре и декабре, и дети всё это время видели только нянь. Но это же наши дети. Представляете, если они будут похожими на нянь? У нас прекрасные няни, но дети всё-таки наши дети.

ОЧ: Вы регулярно практикуете отдых без нянь?

АВ: Практикуем, но не могу сказать, что регулярно — иначе мы бы не были в таком здравом уме. Но практикуем. Летом уедем на полтора месяца с няней, но на неделю обязательно останемся с детьми без няни, чтобы провести время вместе.

ОЧ: Недавно в Екатеринбург приезжала Ксения Собчак — её приглашали не как кандидата в президенты, а как молодую маму. Она давала мастер-класс, как быть мамой и всё успевать. И организаторы не предполагали, что публика отреагирует достаточно враждебно: мол, чему она может нас научить, с её-то уровнем дохода и количеством помощников.

Сколько помощников у вас?

АВ: Немного. Поваров и садовников у нас точно нет. У нас пять с половиной лет работала одна няня, прекрасная и любимая. Мы расстались с ней в сентябре — дети выросли, нужно было перестраивать график. После этого мы в течение двух с половиной месяцев искали няню, и это был ад. Но вроде бы нашли и совершенно счастливы.

На четверых детей у нас одна няня, один водитель и помощница по хозяйству. Вот и всё. Но эти люди, поверьте мне, стоят восемнадцати.

ОЧ: Вы когда-нибудь ошибались в ваших помощниках, которых вы принимали в дом?

АВ: «Ошибалась» — это не очень правильное слово. Нам сложно найти няню не потому, что мы такие идеальные. Почему-то люди странно подходят к поиску няни или помощника: они изначально считают себя идеалом, счастьем для работника и отбирают себе нянь. Но ведь няня — это живой человек, человек с образованием, человек, которому мы доверяем воспитывать ребёнка. Это важнее, чем учитель в школе или воспитатель в детском саду, потому что это человек, который проводит с ребёнком гораздо больше времени, чем родители. И ещё здесь важна психологическая совместимость — с родителями, с детьми, особенно когда ребёнок не один, а их несколько.

И вот приходит прекрасный педагог, но он не наш человек. Или кто-то из детей — а дети у нас все характерные — просто не принимает его. Вот поэтому мы смотрели много людей. И вроде бы счастье к нам пришло.

ОЧ: Ребёнок должен любить няню или ему достаточно относиться к ней с уважением?

АВ: Не люблю банальностей, но ребёнок вообще ничего не должен. Это же ребёнок. Если вдруг он кого-то полюбил, это здорово и классно. А если не полюбил — ну и слава богу. Если родители заслужили детскую любовь, то они большие молодцы. И на этом, мне кажется, всё.

Наши дети любили няню, которая работала у нас долгое время. Это естественно, потому что двоих из них она встречала из роддома. Это было здорово. А вообще дети, мне кажется, должны уважать няню и дружить с ней.

ОЧ: А потом дети вырастают и наступает момент расставания.

АВ: Это страшно.

У меня папа спросил, сколько у нас проработала няня. Я говорю: пять с половиной лет. Он говорит: да, доча, это как развод. Взрослым сложно, детям сложно.

ОЧ: Всплакнули?

АВ: Нет, дети не всплакнули. Но грустят и каждый день её вспоминают.

ОЧ: А вы часто плачете?

АВ: Конечно, плачу, я живой человек. Я рыдаю. Смотрю кино и плачу, могу послушать грустную песню, и всё, знаете, так совпало, что я снова плачу.

ОЧ: Я рада, что вы так ответили. Я скатываюсь в банальности, но невозможно сказать по-другому: вы выглядите как сильная успешная женщина, которой всё по плечу. Это получается у вас органически или это следствие публичности вашей профессии?

АВ: Ровно то, что внутри меня, то и снаружи. Сегодня — вот так. Поэтому у меня постоянно разная длина волос, разный цвет. Одна моя подружка смеётся: то беленькая девочка, то чёрненькая, то опять беленькая.

ОЧ: Давно короткую стрижку носите?

АВ: Давно. Но когда познакомилась с мужем, у меня были почти до пояса.

ОЧ: В одном из интервью вас спросили, как вы познакомились, но вы не ответили. Мне тоже не расскажете? Это секрет?

АВ: Мне кажется, муж во всех интервью рассказывает эту историю.

Мы познакомились случайно: я написала эсэмэску подружке и ошиблась номером.

ОЧ: Это же в какой момент одиночества нужно было попасть, чтобы сообщение, адресованное подружке, вместо «Вы ошиблись номером» переросло в знакомство.

АВ: Фаталист сказал бы, что это судьба.

ОЧ: Вы тоже так считаете?

АВ: Я в этом уверена. У нас четверо детей, я в этом уверена.

ОЧ: В Москву из Екатеринбурга вас не Радислав привёз — вы сами туда уехали. Зачем? За карьерой? За деньгами?

АВ: Я работала в международной компании в Екатеринбурге, потом мне предложили возглавить московский офис, и я уехала в Москву.

ОЧ: Сложное было решение?

АВ: Нет, совсем не сложное. Видимо, пришло время.

У меня нет привязанности к месту — только привязанность к людям. Только поэтому мне было сложно переехать в Москву. Я каждую неделю в течение года каждые выходные летала в Екатеринбург.

Принять решение и переехать — нечего делать: собрал чемодан, и всё. А вот потом, когда ты расплачиваешься за это решение, правда трудно.

ОЧ: Радислав рассказывал про свой переезд и про режим тотальной экономии, в котором он жил первое время.

АВ: Мне было немного проще. Я как человек, работающий в иностранной компании, переехала и получила соцпакет, у меня была квартира, машина, зарплата и совершенно понятный завтрашний день. Сложно было морально. Мы с подружкой недавно как раз об этом разговаривали. Она говорит: хочу переехать в Москву. Я говорю: стой, подожди. Когда ты живёшь в родном городе, у тебя есть дом, машина, дорога от дома до офиса, который ты выбрал, занимает пять минут, от офиса до ресторана, который ты любишь, ещё десять минут. Совершенно понятный быт, понятный круг общения. А когда ты приезжаешь в другой город и снимаешь квартиру, то очень ненадолго можно себя убедить, что ты как бы в гостинице. Но в какой-то момент приходит понимание, что ты живёшь тут на птичьих правах в чьём-то доме, спишь на чужой кровати. В какой-то момент стало трудно осознавать, что у тебя здесь вообще ничего нет. Вот это было трудно.

ОЧ: В какой момент приходит это понимание?

АВ: Сначала ты в эйфории: такой герой, переехал, весь мир победил. Крутишься как белка в колесе. А потом проходит месяца два, и ты понимаешь, что едешь по одному и тому же маршруту, и всё.

Ты даже не белка в колесе, потому что колесо-то крутится, а у тебя вообще ничего не крутится. И ты уже каким-то не очень умным героем становишься. Сразу думаешь: вот это геройство — оно к чему?

ОЧ: Поэтому я и спросила о цели переезда — вы ехали за любовью или за повышением в карьере и новыми возможностями?

АВ: Это не было повышением в карьере — это были новые возможности. Как принято говорить, челлендж, вызов. Смогу — не смогу.

ОЧ: Правильно ли я понимаю, что ваша судьба кардинально изменилась после неправильно отправленной эсэмэски?

АВ: Кардинального изменения не было. Случайная эсэмэска переросла в семью только через полтора-два года. У меня была жизнь, нормальная, человеческая, классная, с новыми друзьями, с новой работой, учёбой. И потом к этой жизни добавилась ещё и любовь. Вот тогда всё стало совсем классно.

ОЧ: Когда у вас была свадьба?

АВ: Через полтора месяца мы стали жить вместе. А свадьба была, когда у нас уже было много детей.

ОЧ: Семейный праздник? Или с лимузином, с платьем?

АВ: Все лимузины у нас ездили из роддома домой, а потом — когда сын пошёл в первый класс, когда дочь пошла. Лимузины, салюты и праздники у нас связаны с детьми, с их успехами и с нашими внутренними семейными праздниками. Мы придумали себе кучу праздников и ритуальных моментов. Собственно, с таким составом семьи нам и придумывать ничего не нужно.

ОЧ: Радислав рассказывал, что такими праздниками можно пользоваться как инструментом эффективности: живёшь в бешеном графике, работаешь, достигаешь целей — и знаешь, что есть свет в конце туннеля, что будет отсечка — и семейный отдых или грандиозный праздник.

АВ: Да, конечно.

ОЧ: Можно ли сказать вслух в интервью для многих тысяч человек, что Гриша — это ваш сын от первого брака?

АВ: Он всегда наш с Радиславом сын.

ОЧ: Ни в одном интервью я не встречала, чтобы Радислав делал насчёт этого оговорку. Он ментально папа всех четверых детей, и это круто. Но это исключительная ситуация.

АВ: У меня вообще исключительный муж. И я не могу придумать лучшего отца, или лучшего подхода, или лучшей ситуации для моих детей. Я считаю, что и мне и им повезло невероятно. И, надеюсь, моему мужу тоже.

ОЧ: Бывает, что родной папа хуже для ребёнка, чем тот человек, который его воспитывает. Не в смысле денег, ни в коем случае. Я имею в виду то, о чём они разговаривают, что они делают вместе, что, казалось бы, посторонний мужчина привносит в жизнь твоего ребёнка. И в моей семье… Первое время мне казалось, что здесь есть какой-то подвох: он меня любит и пытается завоевать, играя и общаясь с моим сыном. Но нет, всё остаётся по-прежнему уже на протяжении нескольких лет. Отцовская любовь — из чего она соткана?

АВ: Мне кажется, это не столько отцовская или материнская любовь. Это просто любовь. Просто желание заботиться. Дурацкий пример приведу, совершенно не про детей и не про отцовскую или материнскую любовь. У меня дома живут три кошки. Я люблю их невероятно. И они меня любят. Эти кошки — мои. Ещё у нас две собаки…

ОЧ: (улыбается) Весёлый у вас дом.

АВ: У нас нет генетической привязанности друг к другу. Это просто любовь к ближнему, который постоянно находится рядом с тобой и о котором ты заботишься. А если ты о ком-то заботишься, то ты автоматически начинаешь любить это существо.

А что касается отцовской любви… Я тоже пыталась найти этому логическое объяснение. Первые годы, когда Гриша был ещё маленький, я пыталась найти объяснение и думала ровно то же самое, что вы говорите: как же так, неужели так бывает?

Но, слушайте, это такая чушь — биологический отец, не биологический. Какая разница? Маленького ребёнка невозможно не любить. А когда этот ребёнок находится рядом с тобой, когда ты его воспитываешь…

Радислав до сих пор воспитывает этого мальчика, который уже выше меня на голову, и невероятно им гордится. И сын гордится отцом.

Я вспоминаю об этом только когда меня спрашивают. Когда люди начинают сверять годы: а вы, Анна, сколько живёте в Москве? А вы, Радислав, сколько? А ребёночку сколько лет? Это можно вычислить только случайно и только если мы скажем. А так никому в голову не приходит высчитывать, кто кому биологический родитель. Слушайте, это всё такая ерунда. Правда.

ОЧ: Я сама живу в такой же ситуации, и я рада сверить часы и узнать, что это нормально. На меня и на ситуацию в моей семье смотрят как на чудо — но это не чудо, это нормально. Просто так должно быть.

АВ: Да, так должно быть. Семья сама по себе чудо. Любовь — это чудо. Отношения, дети — это чудо. Легко сказать: у вас это чудо, а у меня не получается. На самом деле мы сами можем делать чудо.

ОЧ: Вы с Радиславом не только супруги, но и коллеги. Мне казалось, что главная опасность брака двух коллег, двух самодостаточных звёзд — это конкуренция. Я спросила у Радислава о конкуренции, и он ответил, что её в ваших отношениях вообще нет. Это действительно так? И есть ли вообще сложность в том, чтобы работать вместе с мужем?

АВ: Давайте зайдём с другой стороны. Когда люди женятся, они любят друг друга, мечтают всю жизнь прожить вместе и умереть в один день. А потом вдруг что-то происходит, и люди становятся друг другу чужими. Они расстаются и совершенно искренне не помнят, что когда-то хотели жить вместе всю жизнь. Мне кажется, это происходит потому, что люди в какой-то момент начинают идти в разные стороны. Пропадает общность интересов, теряется вот это «Вау!», когда они вместе смотрят в одну сторону, вместе учатся и открывают что-то новое, когда любопытство, жадность. Это же заражает, когда одному интересно — и другому интересно, когда одному нравится — и другому нравится. Заразительное чувство, которое не даёт скучать и не даёт разойтись в разные стороны.

У нас сохраняется это «Вау!», когда одному интересно и другой это знает. Когда один что-то открывает, он рассказывает об этом другому, и это здорово. У нас нет шансов уйти в разные стороны, у нас нет шансов потерять эту вот близость.

ОЧ: Вы руководите офисом, который находится в Москве, и занимаетесь организацией мероприятий с участием Радислава. Но не только. Ещё вы привозите в Москву других выдающихся спикеров и организуете мероприятия и семинары.

АВ: Все правильно, но один нюанс. Московская компания «Агентство интеллектуальных событий» создана как раз для того, чтобы организовывать большие и интересные, классные бизнес-мероприятия как российских, так и западных бизнес-тренеров. Просто на сегодняшний день — говорю это уже не как жена — кроме Радислава Гандапаса в России нет людей, которые были бы интересны и давали настоящий качественный контент. Поэтому из российских спикеров мы делаем мероприятия только Радислава. Но я надеюсь, что не в этом, так в следующем году ситуация изменится и мы будем проводить мероприятия с участием других русскоязычных спикеров.

На Западе ситуация другая, и поэтому мы дважды в год привозим западных спикеров, которые прежде всего нравятся нам.

ОЧ: Кто из тех, с кем вам довелось работать, перевернул ваше сознание? Вы, по-моему, устраивали мероприятие Ника Вуйчича…

АВ: Нет, ВуйчичаНик Вуйчич — мотивационный оратор, меценат, писатель. Родился с синдромом тетраамелии — заболеванием, которое приводит к отсутствию всех четырёх конечностей. мы ещё не привозили. Хотели привезти его в мае, но в итоге остановились на Джоне ШоулеДжон Шоул — американский специалист в области культуры сервиса, автор книг и обучающих программ. Обладатель звания «гуру культуры обслуживания» от журнала Time.. Я даже спрашивала в ФБ: мотивация или сервис, Вуйчич или Шоул? Со счётом 98:2 победил Шоул.

А Вуйчич потрясающий. Я видела его на форуме «Синергия»Synergy Global Forum — крупнейшее в мире бизнес-событие; серия выступлений выдающихся экспертов в области бизнеса. В 2017 году форум прошёл в Москве в СК «Олимпийский». Его спикерами стали Оливер Стоун, Нассим Талеб, Ник Вуйчич, Стивен Кови-младший, Тони Бьюзен, Маршалл Голдсмит и другие звёзды мировой величины.. Он не перевернул моё сознание, но я была очень удивлена… Простите меня вы, простите меня, люди, которые будут нас смотреть — я никогда не слушала Вуйчича, и мне даже казалось, что люди идут слушать его из любопытства. Когда мы приехали на форум и оказалось, что Вуйчич выступает первым, я даже немного расстроилась. Но подумала: ладно, бог с ним, всегда есть что делать, поработаю — и открыла айфон. Через пять минут после начала выступления Ника я подняла глаза и больше их не опускала. Мне было всё равно, есть у него руки, нет у него рук. Он невероятный, и его полуторачасовой спич был невероятным. Это была настоящая мотивационная речь настоящего человека. Это было честно, это было невероятно круто.

Привезём мы его или нет, если честно, пока не знаю. Почему-то наша аудитория на полный день его не хочет — возможно, потому что все говорят о мотивации, а хочется каких-то навыков.

В 2017 году мы привозили потрясающего Кьёлла НордстрёмаКьёлл Нордстрём — шведский экономист, футуролог, писатель.. Это было самое контентно-насыщенное мероприятие, и не только среди наших, а вообще среди всех, которые я посетила в Москве. Это шесть баллов по пятибальной шкале. Он рассказывал простым языком об очень сложных вещах. У меня осталось впечатление, что это было прямо вау-вау. И мы очень хотим повторить. Кьёлл сказал, что у него в марте будет новая программа, и мы обязательно сделаем семинар с ним осенью.

ОЧ: Доводилось ли вам в вашей работе сталкиваться с проявлениями сексизма, когда при прочих равных партнёры предпочитают работать с партнёром-мужчиной? Я недавно столкнулась с подобным и была поражена: мои компетенции значительно больше компетенций молодого человека, представляющего эту же отрасль, но он оказался более авторитетен для одного нашего заказчика. И я не понимаю, как к этому отнестись.

АВ: Я искренне считаю, что мужчины лучше женщин, профессиональнее во многих вещах.

Что касается сексизма — я сталкиваюсь немного с другим. Давно-давно, когда мы ещё не познакомились с Радиславом, я хотела стать бизнес-тренером. Но, наверное, не очень хотела, раз не стала. Потом познакомилась с Радиславом, и это желание отошло на задний план.

Меня периодически спрашивают: почему же вы этого не делаете, почему вы не проводите тренинги для женщин? Или: почему не расскажете, как воспитывать детей? Я не знала, что на это ответить. А теперь точно знаю. Сейчас расскажу, и вы меня поймёте. В ноябре был семинар Кьёлла, к которому мы с командой долго готовились, его делали полгода, волновались, как всё пройдёт. И вот случилось! Ура, тот самый день. И приходит Володя Герасичев, наш близкий друг, тот самый человек, после тренингов которого я захотела стать бизнес-тренером. Я ему: «Володя, класс, что ты здесь». Он говорит: «Да, вот пришёл, мне сказали». — «А кто тебе сказал?» — «А я был на встрече с клиентами, они и сказали, что будет семинар Нордстрёма и что делает его Гандапас».

И тут я поняла, что даже если я подпрыгну и через голову перекувырнусь, мне скажут: что вы, что вы, и мужа вашего, Крупского, мы тоже знаем (улыбается).

Возвращаясь к вашему вопросу: я в своей жизни не сталкиваюсь с проявлением сексизма в плане того, что мужчина лучше или женщина лучше. Но я точно знаю, что, что бы я ни делала, люди всё равно скажут, что мероприятие делает Гандапас.

А недавно мне написал письмо кто-то из старых друзей, и там было написано: «Аня, ты детей воспитываешь, и мужу в работе помогаешь. Какая же ты молодец» Да, я такая. Я молодец.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
у Короля

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!


Нажимая на кнопку ОТПРАВИТЬ, я даю согласие на обработку моих персональных данных

Будьте с нами!
×

Наш сайт собирает ваши метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). Это нужно для его работы. Если вы против этого, то вам нужно покинуть сайт.

Принять и закрыть
×
Наверх^^