Суббота, 20 октября 2018

Екатеринбург: +9°

$ 65,81 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 20.10.2018 € 75,32 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 20.10.2018
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 7,50% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 20 октября 2018

Екатеринбург: +9°

$ 65,81 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 20.10.2018 € 75,32 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 20.10.2018
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 7,50% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 20 октября 2018

Екатеринбург: +9°

$ 65,81 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 20.10.2018 € 75,32 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 20.10.2018
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 7,50% По данным ЦБ РФ.

Михаил Фейгин о семейном бизнесе, конфликте вокруг здания завода и помощи губернатора в его решении

×
Romanov. Видеоблог 26 января в 17:32

Михаил Фейгин, владелец группы компаний «Очки для вас» — об особенностях семейного бизнеса, о карьере финансиста, которую он променял на очки, и об отношении россиян к правилам.

Как работает компания «Очки для вас»

Алексей Романов: Каков масштаб вашей компании?

Михаил Фейгин: Мы группа компаний «Очки для вас» на базе завода рецептурной оптики, который производит оптику для очков, и розничной сети оптики. Во главе стоит управляющая компания, что позволяет оптимизировать ресурсы, используется общая бухгалтерия, маркетинг, юридические службы, но это в целом разные бизнесы. Суммарная выручка группы — более четырехсот миллионов рублей.

У сети оптик 17 салонов в Екатеринбурге и Свердловской области. Завод рецептурной оптики продаёт линзы как в собственной сети салонов, так и во внешней сети клиентов, которых уже десятки компаний по России. У него есть два крупных международных партнёра. Первый — компания Rodenstock, по лицензии которой мы выпускаем линзы на российский рынок. Более пятидесяти процентов линз Rodenstock, которые продаются в России, выпущено именно нами. Второй партнёр — UVEX, производитель средств индивидуальной защиты, в том числе и защитных очков. Мы для этих очков выпускаем небьющиеся рецептурные линзы — по ним можно бить молотком, и они не разбиваются.

АР: Когда появилась эта технология?

МФ: Лет десять назад. Эта технология предоставила возможность развития таким небольшим компаниям-производителям, как завод рецептурной оптики ОДВ в Екатеринбурге. До этого производство линз было прерогативой исключительно гигантских международных компаний, которые размещали заводы по всему миру. Только они обладали технологией массового изготовления, нанесения покрытий… А сейчас мы сами на каждую линзу наносим просветляющее покрытие, соответствующее всем международным стандартам.

Кстати, многие наши конкуренты в качестве преимущества рассказывают клиентам, что их линзы изготовлены в Германии. Хотя многие немецкие товары уже давно изготавливаются далеко не там.

Но в России есть предубеждение, что продукция, изготовленная в России, вряд ли может быть лучше той, которая изготовлена в Германии. Мы своим примером доказываем обратное.

АР: Сколько дней проходит от того, как к вам приходит клиент и говорит: «У меня проблема со зрением», до того, как он получает готовые очки?

МФ: Мы выдаём заказы через семь дней. Бывают случаи, когда делаем срочный заказ — в тот же день или на следующий день. Но если заказывать линзы из-за границы, придётся ждать три-четыре недели.

АР: Если есть вы, зачем заказывать линзы из-за границы?

МФ: Есть же люди, которые лучше видят, если на линзах написано «Франция» (улыбается).

АР: Кто ваши клиенты?

МФ: Мы ставим во главу угла качество сервиса, качество подбора, индивидуальное изготовление очков. Такую модель, кстати, сложно масштабировать, поэтому у нас нет планов развития федеральной сети. Наши клиенты — люди, которые ценят качество сервиса. И ещё те, для которых очки — стильный аксессуар, но таких немного. Для большинства очки — утилитарный предмет, оптический прибор. Они одни очки купили и ходят в них на концерт в филармонию, в баню, в футбол играют. А в Европе, например, есть культура ношения очков. Там к красному костюму подбирают красную оправу.

АР: На сколько процентов у вас загружено оборудование?

МФ: У нас две линии по производству, и обе загружены процентов на 70. При этом в случае необходимости мы можем продлить их, купив дополнительное оборудование.

Мы используем модель управления 5С — систему управления качеством, которая ушла в мир через «Тойоту», хотя была разработана американским экономистом Эдвардом Демингом, автором японского экономического чуда. Система 5С предполагает, что все станки и инструменты подписаны и всё лежит на своём месте, а на рабочем месте нет ничего лишнего.

Ещё мы внедряем систему кайдзен: если человек внёс предложение, которое мы внедрили и признали хорошим, то вручаем ему диплом и денежную премию — три тысячи рублей за предложение. Каждый месяц награждаем троих. Это может быть предложение любого порядка, например, изменение формы детали в полировальном станке, которое приводит к более стабильной работе, или магнит, чтобы размещать инструкцию на станке.

За счёт таких маленьких усовершенствований, в которых участвуют все работники, совершенствуется вся компания.

АР: Как вы отбираете лучшие предложения?

МФ: Есть руководители, которые презентуют предложения на специальном ежемесячном совещании. Каждый руководитель презентует три кайдзена.

АР: А если у него столько предложений нет?

МФ: Тогда ему должно быть стыдно. Ему за это ничего не будет, но все презентуют, а он нет.

АР: Как ты пришёл к этому бизнесу?

МФ: Я всегда представлял себя финансистом, а никак не офтальмологом. И никогда не думал, что буду заниматься производством. Начинал я свою работу в банке, и ничто не говорило о том, что когда-то мой путь круто изменится.

Я учился в Швейцарии, потом работал на международном направлении. Помню, мог снять трубку и позвонить президенту «Дойче Банка». Но в 1993 году мой отец основал компанию «Очки для вас». В ней с первых дней работала моя жена, соответственно, я был вовлечён в процесс и, так вышло, участвовал ещё и в качестве инвестора.

К 2007 году я уже поработал в информационных компаниях — в агентстве «Рейтер», в «Интерфаксе» — и понял, что заниматься этим мне больше не хотелось бы. Неинтересно, и никакого удовлетворения от своей работы я не ощущал, несмотря на доходы и перспективы развития.

Было ощущение, что я занимаюсь совершенно не тем, чем надо бы.

Поразмышляв, я понял, что мне хотелось бы внести вклад в развитие семейной компании. Я представил себе картинку: портреты основателей на стене — они были первыми. Это вдохновило, я понял, что в этом есть смысл. Я оставил все свои проекты и перешёл в 2008 году в ОДВ на должность управляющего компанией. С тех пор мы вместе с отцом занимаемся развитием сети и производства.

АР: Правильно ли я понимаю, что у тебя тогда изменились цели в жизни?

МФ: Я всегда стремился зарабатывать. В школе ездил работать в трудовой лагерь в Краснодарский край. В 18 лет работал переводчиком. В банк я пошёл, потому что мне казалось, что банк — это деньги, а раз там деньги, значит, там можно и заработать. Конечно, моё представление о банковском деле кардинально изменилось, когда я туда попал. В основном это была скучная работа с бумагами и цифрами. Потом я ушёл в информационный бизнес, но мне захотелось заниматься чем-то более реальным.

Сейчас я получаю гораздо больше удовлетворения от того, что мы делаем реальные вещи, помогаем людям хорошо видеть и хорошо выглядеть. Занимаемся производством, постоянно осваиваем новые технологии. И управлять этим бизнесом гораздо интереснее.

Оптический бизнес интеллигентный, люди, с которыми приходится общаться, очень интересные.

Я получаю удовольствие от того, что делюсь опытом. Но это не альтруизм, как может показаться на первый взгляд; это тоже бизнес. На сегодня заказы рецептурной оптики у нас существенно превышают объёмы продаж линз в собственной сети. И мы растём.

АР: У вас есть конкуренты?

МФ: Мы конкурируем с международными производителями. Они пока не имеют собственных сетей в России, но это вопрос времени. Мне кажется, что при снижении политических рисков и рисков для бизнеса они к нам придут.

АР: Я слышал, что ты стараешься избегать рисков.

МФ: Да, но полностью избежать их, наверное, невозможно. Всё-таки любое действие с непредсказуемым результатом — это риск.

АР: Были какие-то потери, которые теперь тебе диктуют щепетильное отношение к рискам?

МФ: Да, были. Например, мы считали «хлебным» регионом Сургут. Открыли там салон в одном из престижных торговых центров. Проработали три с половиной года и в год теряли на этом салоне по миллиону рублей. В итоге мы просто закрыли его, сократили людей, забрали оправы и не стали дальше развивать этот проект в Сургуте.

АР: Дело было в сотрудниках или в спросе?

МФ: И в том и в другом. Открытие салонов в других регионах предполагает наличие активного менеджера на месте, который будет отвечать за сетку сразу из нескольких салонов или магазинов. Тогда будут оправданы затраты на рекламу и на его управленческие усилия. Один магазин оказался неэффективным.

И не менее важно профессиональное общение. Салоны, которые становятся успешными, в огромной степени опираются на людей.

У нас некоторые работают уже более двадцати лет.

Семейный бизнес: преимущества, недостатки, будущее

АР: У вас семейное предприятие, и это, как я понимаю, ваш осознанный выбор. В чём вы видите преимущества семейного бизнеса?

МФ: Внутри семьи не возникает вопросов, которые могут возникнуть между партнёрами с общим кошельком. Конечно, всякое бывает, но, на мой взгляд, наличие общего дела только укрепляет семью. Бывают споры, но их легко уладить, потому что есть общий интерес в развитии дела. Проще договориться членам одной семьи, чем членам разных семей.

АР: Я вижу один изъян у такого подхода. Семья может быть менее конкурентоспособной в управлении компанией, чем менеджеры со стороны. Например, есть монархическая семья, которая управляет государством, но республика для этого государства, может быть, была бы более эффективной.

МФ: Привлечение менеджеров в управление вовсе не исключено. Роль собственника несколько отличается от роли менеджера. Собственники — это люди, которые владеют и распоряжаются ресурсами. А управленческие функции в нашей компании распределены: часть мы выполняем сами, часть делегируем тем, кто способен выполнять работу лучше нас.

И ещё важно избегать ситуаций, когда управленческие должности достаются по наследству. Мой сын, например, не рвётся в управление. Он вообще уже сам индивидуальный предприниматель. Ему интересна реклама, маркетинг и производство видеопродукции, и он готов работать с нами как с заказчиком, но оставаться самостоятельным лицом.

АР: Что будет с вашим бизнесом лет через двадцать?

МФ: Поживём — увидим. Мы действуем согласно «теории малых дел», нам важно понимание, что надо сделать сегодня и завтра, а не через двадцать лет. Это мы делаем, а дальше будь что будет. Посмотрим.

АР: Завершая тему семейного бизнеса: бывают ли у вас конфликты в семье из-за бизнеса? Происходит ли смешивание работы и отношений?

МФ: Честно говоря, не припомню такого. У нас есть чёткое разделение, кто за что отвечает. Если моя жена отвечает за закупки оправ, она может советоваться со мной, но решение, какие коллекции и по каким ценам закупать, принимает самостоятельно. Если отец руководит производством, я могу высказывать своё мнение, но итоговое решение принимает именно он.

АР: А если бывает такое, что у тебя инсайт, озарение, а другие тебя не слышат?

МФ: Это решается обсуждением. Я вообще считаю, что у меня достаточно большие способности к интеграции и обсуждению вопросов.

Так что кратковременные конфликты на почве разных мнений у нас быстро проходят.

Принципы, убеждения, стиль жизни

АР: На каких принципах вы строите бизнес?

МФ: Первый принцип: все обязаны соблюдать установленные правила. Правила подлежат обсуждению, но после того как решение принято, оно должно соблюдаться. Это принцип, требующий усилий для внедрения, потому что не все его разделяют. В России живут люди, которые легко нарушают правила. Мы же в нашей компании стараемся правила соблюдать.

Второй принцип: управление рисками. У нас на данный момент нет никаких кредитов, мы развиваемся на собственные средства. И это только одна из составляющих управления рисками.

Третий принцип: нетерпимость к вранью. Да, человек может совершать ошибки. Но если он честен с компанией, не врёт и не пытается скрыть какие-то нарушения, сделать вид, что вообще ничего не было, мы относимся к нему лояльно.

К тем, кто пытается нас обманывать, относимся нелояльно. Таким людям дорога в нашу компанию закрыта.

АР: Что привело тебя к этим принципам?

МФ: Могу рассказать такую историю. Сейчас мы стараемся использовать под магазины свои помещения. В арендные отношения вступаем, но доля магазинов в аренде у нас ниже, чем доля магазинов в собственности. Связано это с тем, что однажды мы арендовали помещение в одной аптеке, и его владельцы, сообразив, что это неплохое направление для их бизнеса, стали ежегодно повышать аренду.

Что касается рисков, то многие годы одним из моих страхов был страх упущенной возможности. Я хватался за любую возможность, в том числе на финансовых рынках и считал, что лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и пожалеть. В условиях, которые мы наблюдаем с 2014 года — все эти скачки курсов — пара операций по страхованию рисков с помощью аукционов и покупки валюты обошлись мне в очень крупную сумму. С тех пор я решил, что не буду принимать скоропалительных решений. Жизнь заставила.

Я видел много примеров, когда человек всё терял и начинал заново. Не хотелось бы оказаться в такой ситуации.

АР: У тебя есть увлечения, в которых ты реализуешь эту свою страсть?

МФ: Да, это игры. Шахматы, баскетбол, бильярд. Теннис — моё огромное увлечение, я ему много времени уделяю. Иногда играем с друзьями в преферанс.- с друзьями иногда собираемся. Но при этом я не игрок, который зарабатывает на игре. Более того, людей, заработавших на игре, я не встречал (улыбается). Но игра сама по себе — увлекательный процесс.

АР: А что-нибудь уличное и экстремальное? Горные лыжи, например.

МФ: Я катаюсь, но не экстремально. Это, скорее, прогулка, спортивная активность на воздухе. А гонять по полям и скалам… Честно говоря, убиться неохота. Однажды во Франции я поехал по фрирайду, и меня спасла только каска. Ещё я на сёрфе катаюсь. Однажды спрыгнул с парашютом в тандеме, но ещё раз что-то не тянет.

АР: Что для тебя значат деньги?

МФ: Я считаю, что к деньгам надо относиться бережно и трепетно, с уважением. Если в данный момент они у тебя есть, это не значит, что так будет всегда. Деньги обеспечивают возможность вести определённый образ жизни, позволять себе то, что ты хочешь позволить, жить так, как хотел бы жить. Без денег это невозможно.

У меня отец работал инженером, мама — экономистом в банке. Деньги в семье заканчивались ещё до того, как выплачивалась следующая зарплата. И я, как только появилась возможность, стремился зарабатывать. Мне хотелось жить на определённом уровне и о некоторых вещах вообще не заморачиваться. Например, вчера обнаружилось, что я совершенно не в рынке яиц.

Нам домработница привозит деревенские яйца. Они, говорит, такие дешёвые, всего по 50 рублей. Я спрашиваю: за штуку? Оказывается, за десяток.

АР: Сколько у тебя занимает работа?

МФ: Она не прекращается круглые сутки. Вот в новогодние праздники мне что-то не спалось, проверяю почту — а там ночью пришёл отзыв от клиентки. Моя работа не предполагает работу за станком, поэтому я, имея доступ к информации, работаю когда угодно и где удобно.

АР: Много времени проводишь в поездках?

МФ: Довольно много. За год около 30 раз куда-то летал.

АР: А отдых?

МФ: Стараюсь сочетать бизнес-поездки с отдыхом. Если, например, проходит выставка в Милане, я после неё несколько дней отдыхаю где-нибудь неподалёку. Мне нравится идея business&fun.

Просто ехать отдыхать — не очень, просто так время тратишь. А если ты по делу поехал и ещё отдохнул, это уже нормально. Имеешь право.

АР: Стрессы возникают?

МФ: А как без этого? У нас одно время шла борьба с определёнными структурами за здание, где сейчас находится завод. Подбрасывали кости под дверь, кетчупом двери поливали, ночью домой звонили. Ну, в интересах одной из крупных бизнес-структур региона. У нас пытались это здание забрать из аренды. Нам удалось его отстоять. Это была стрессовая ситуация длиной в несколько лет.

Разрешить этот конфликт нам помог Эдуард Россель, который тогда был губернатором. Мы пригласили его к нам на предприятие; он приехал, посмотрел и из соображений целесообразности попросил всех прекратить заниматься этим проектом. И передал его нам в долгосрочную аренду. Удивительная история, но факт.

АР: Ты не хотел куда-нибудь уехать из Екатеринбурга?

МФ: Нет. Никогда не хотел. Это земля, где я чувствую себя гораздо лучше, чем где бы то ни было. Здесь масса знакомых, общение, дело, дом, семья.

Я считаю, что человек может куда-то уезжать в ситуации, когда этого требуют серьёзные обстоятельства. Я не склонен просто так взять и — «Давай поедем туда, а теперь давай туда». Я привязан к месту.

Интервью с Донатом Фейгиным, отцом Михаила

Алексей Романов: Как вы создали «Очки для вас»?

Донат Фейгин: Началось всё с того, что в 1991 году я по незнанию брода несмотря на уговоры руководства бросил завод, на котором проработал 20 лет, и попытался организовать своё предприятие. Сначала всё было успешно, а потом спрос на высокотехнологичную продукцию стал падать. Мы начали перебирать возможности, что делать. Производили продукцию для железной дороги, потом делали для предприятия алмазоподобное покрытие для повышения прочности инструмента; потом наносили покрытие на металлические пуговицы. Потом поняли, что будет перспективно наносить покрытие на очковые линзы, и потихоньку начали этим заниматься. Поначалу мы ездили на старенькой машине по городам и весям, принимали заказы и делали линзы и очки. Это был 1992, 1993 год.

АР: Когда пришёл Михаил и предприятие стало семейным?

ДФ: Заочно я пытался его привлекать с самого начала, но он какое-то время относился к этому скептически, поскольку к тому времени уже был вполне успешным и статусным человеком. Потом, как я понимаю, наступил момент, когда он несколько разочаровался в своей деятельности. В то же время он, активно участвуя в нашем деле, увидел его перспективность. В конце прошлого года исполнилось десять лет, как он с нами официально работает. Поначалу мы разделили с ним направления деятельности: я занимался производством, а он — продвижением, маркетингом, финансами, то есть тем, что лучше всего знал.

АР: Любой бизнес — это личность, которая стоит за ним. Вы создали «Очки для вас», заложили в основание компании свои идеи. Сейчас ею в большей степени занимается Михаил. Какие у него сильные стороны?

ДФ: Системность мышления, умение видеть перспективу. Умение быстро вникнуть в проблему. Осторожность не по годам. У нас был этап становления предприятия, когда требовался определённый риск, и вероятность, что всё получится, была достаточно мала. Там сработал мой характер — я больше склонен рисковать. Даже некоторые мои партнёры по шахматам говорят: «Люди в возрасте обычно осторожны, а вы…» На том этапе риск был обоснован. Сейчас манера ведения бизнеса Михаила, мне кажется, соответствует ситуации. И даже когда я хочу сделать что-то рискованное, он меня останавливает.

У Михаила масса достоинств. В частности, он свободно владеет языком, чего я совершенно не умею. Это позволяет ему находить мировых партнёров. Мы единственные в России имеем франшизу Rodenstock, а всего их восемь в мире. Мы партнёры американской фирмы Younger. Это тоже, я считаю, очень большое достоинство.

АР: Как вы разрешаете конфликты?

ДФ: Мы всё обсуждаем. Конечно, у нас по многим вопросам разные мнения: у нас разный жизненный опыт, поэтому и взгляды и оценки разные. Но в последнее время, если я вижу, что при разных решениях могут быть одинаковые результаты или с решением Михаила результат будет лучше, я всегда уступаю.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
у Короля

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!


Нажимая на кнопку ОТПРАВИТЬ, я даю согласие на обработку моих персональных данных

Будьте с нами!
×

Наш сайт собирает ваши метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). Это нужно для его работы. Если вы против этого, то вам нужно покинуть сайт.

Принять и закрыть
×
Наверх^^