Суббота, 20 октября 2018

Екатеринбург: +9°

$ 65,81 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 20.10.2018 € 75,32 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 20.10.2018
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 7,50% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 20 октября 2018

Екатеринбург: +9°

$ 65,81 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 20.10.2018 € 75,32 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 20.10.2018
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 7,50% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 20 октября 2018

Екатеринбург: +9°

$ 65,81 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 20.10.2018 € 75,32 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 20.10.2018
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 7,50% По данным ЦБ РФ.

Дискуссионный клуб: обсуждаем вопросы, на которые нет очевидных ответов

×
Romanov. Видеоблог 9 февраля в 17:51

Герои выпусков канала Romanov Андрей Фролов, Михаил Фейгин и Николай Тисенко рассказывают о своей мотивации заниматься бизнесом, вспоминают детство и признаются, для кого они работают: для акционеров, для команды или для клиентов.

Алексей Романов: Давайте поговорим о том, какова ценность денег для бизнесмена.

Для затравки выскажу одно предположение: мне кажется, что любой предприниматель делает бизнес из страха всё потерять.

У меня было небогатое детство; может быть, именно тогда у меня возникло желание выпрыгнуть из этого состояния, и теперь мне постоянно хочется создать денежную подушку безопасности, чтобы не остаться ни с чем.

Михаил Фейгин: Наверное, в этой идее что-то есть. Каждый человек предполагает, что бывают всякие времена, и хочет подстраховаться. Даже те, кто не занимается бизнесом, откладывают на старость.

Деньги — это как температура предприятия. Либо оно работает не в прибыль и плохо себя чувствует, либо всё нормально. Можно считать деньги мерилом эффективности: если ты лучше рынка, значит, ты молодец, а если хуже — ищи, что поменять.

Алексей Романов: Большинство известных миллиардеров и крупных предпринимателей не получили своё состояние в наследство — они создали бизнес с нуля. И детство их чаще всего было небогатым. Так что, мне кажется, желание завоевать место под солнцем, стать состоятельным человеком не просто так появляется.

Андрей Фролов: У меня было обеспеченное детство, хотя по меркам нынешней молодёжи, наверное, его нельзя считать богатым. Помню, как в центральном гастрономе три часа стоял в очереди за стиральным порошком. Но мы не бедствовали.

У меня другая мотивация заниматься бизнесом: я хочу соответствовать уровню, который у меня был в детстве.

Страшно, когда ты ничего не зарабатываешь, когда выпускаешься из школы и начинаешь работать в институте. Я помню это ощущение: может, я какой-то кривой-косой и не смогу заработать себе на проживание своими руками? Потом, когда втягиваешься и обеспечиваешь минимальный уровень потребления, приходит успокоение; ты начинаешь верить в свои силы и рисковать.

Николай Тисенко: Везде своя правда. Но судя по моему окружению, людьми в основном движет голодное детство и нежелание возвращаться к нему.

У меня есть товарищ Нурлан Сабуров, с которым мы в своё время вместе занимались стэндапом, и он делает всё, чтобы не вернуться к тому, что у него было. Он жил в провинциальном городе, в котором в принципе ничего не было. Сейчас он с лихвой перекрывает это своё детство.

Мы в «Мозгобойне» общаемся с менторами — это люди, которые уже заработали миллионы, миллиарды, и они повторяют, что настоящая, искренняя мотивация — это всё-таки не деньги. Есть те, кто сразу находит мотивацию, есть те, кто приходит к ней через деньги. Но сами по себе деньги точно не мотивация.

Алёна Вугельман: Мы говорим: бедный, бедность. А что такое бедность для вас?

Михаил Фейгин: Не могу сказать, что моё детство было бедным. Но всё, что было доступно людям в советские времена, не поднимало их из бедности. Даже люди с высоким положением могли позволить себе только домик в коллективном саду и машину «Жигули», а если вообще короли, то «Волгу». Но это всё какая-то ерунда. Богато тогда вообще никто не жил, за исключением теневых миллионеров.

Наверное, бедность — это когда ты не можешь позволить себе какие-то вещи, которые хотел бы.

Алексей Романов: Я родился в Советском Союзе, но даже относительно среднего советского уровня ощущал себя бедным. Поэтому я и начал разговор с детства: может быть, страх бедности до сих пор во мне живёт. Вот достигаю какого-то уровня и думаю: надо окопаться, чтобы не потерять то, чего добился.

Николай Тисенко: Мне кажется, разница между бедностью и богатством — в мышлении. Когда тебе говорят «Третий предмет в подарок», и ты его покупаешь не думая. Или когда ты покупаешь ненужные вещи, потому что они со скидкой. Отношение к деньгам, к ресурсам должно быть грамотное.

Михаил Фейгин: Бедность — это жажда накопительства.

Николай Тисенко: Да, это неоправданное накопительство или непонимание, для чего тебе что-то нужно. Это самое показательное. Когда что-то купили за 39 рублей, спрашиваешь, зачем это, а тебе отвечают: «Так ведь стоит 39 рублей!»

Андрей Фролов: Давайте я расскажу историю из жизни богатых детей. Я тоже родился в Советском Союзе, достаток у семьи был на 5% выше, чем у остальных, и это считалось богатством. Но кардинальной разницы не было — не было такого, что кто-то на яхте в Карибском море катается, а кто-то в теплотрассе живёт. В 90-е годы, когда мой отец начал успешную бизнес-карьеру, уровень нашего благосостояния резко повысился. Но у меня не было возможности распоряжаться этими деньгами. Я ходил в обычную школу, в которой учились дети бандитов, дети учителей… Мои друзья были детьми преподавателей, программистов. В начале 90-х все жили плохо, поэтому от моих денег мне было мало толку: я не мог поехать с друзьями, допустим, во Францию. Они бы никогда не приняли от меня такого подарка, а я предпочитал тусоваться с ними. Поэтому мне деньги были особо не нужны, на самом деле.

Возвращаясь к вопросу о том, что такое бедность: мне кажется, это внутренняя неготовность думать о развитии и мысли только о том, как тебе добыть деньги на то, чтобы есть и пить.

У меня был период, когда я был стеснён в деньгах — когда я открыл «Огонь Пляж». Он стоил очень много денег, и я потратил больше, чем мог. Тогда я понял, что лишний раз задумываться о том, как прокормить семью, как сверстать бюджет — это совершенно лишнее чувство, которое предпринимателю категорически нельзя испытывать. Это вредное чувство, которое не даёт развиваться.

Алексей Романов: А не может получиться так, что у тебя всё хорошо — а на самом деле ты просто недостаточно голодный до успеха?

Николай Тисенко: Если не ошибаюсь, у Роберта Кийосаки такая же точка зрения. Он считает, что нужно создавать себе условия голода, чтобы расти.

Андрей Фролов: Наверное, на все случаи жизни есть теории. У меня трое детей, у меня трудовой коллектив, я не могу сказать: «А, пропади оно всё пропадом. Если что, дети на теплотрассе будут жить, но сейчас я рискну по-настоящему». Я — к сожалению или к счастью — не могу себе этого позволить. Мне приходится думать и о коллективе думать, и о стабильности компании.

Есть разные уровни дискомфорта. Неприемлемый уровень можно назвать бедностью. Тогда блокируются все мысли, кроме одной — как прокормить семью. Не могу сказать, что доходил до такого, но иногда задумывался о чём-то подобном. Это, кстати, оборотная сторона быстрого развития и чрезмерного риска — иногда приходится задумываться о бедности.

Михаил Фейгин: Алексей подталкивает нас к тому, что мы все занимаемся бизнесом, потому что боимся стать бедными. Хотя некоторые вышли на такой уровень, что могли бы уже не заниматься бизнесом, а жить на проценты от вкладов или облигаций. Но люди же остаются в бизнесе.

Я не думаю, что мотивация такая: «Занимаюсь бизнесом, потому что боюсь разориться». Наоборот, будучи активным бизнесменом, ты больше рискуешь.

Алексей Романов: На Первом канале был цикл передач «Доктор Курпатов», и в одном выпуске рассказывалось про мотивацию и мышление современного человека. На самом деле, нами движут всего три основных инстинкта: первый — борьба за выживание, второй — статус, третий — размножение. В современном мире человеку уже не нужно бороться за выживание. Но нашему древнему рептилоидному мозгу это необходимо — и он делает так, что ты сам создаёшь ситуации на грани экстрима: занимаешься таким спортом либо входишь в сделки, которые ставят тебя на грань катастрофы.

Михаил Фейгин: Человека заставляет шевелиться только страх смерти. Крокомозг подсказывает: или беги, или умрёшь. И когда ты видишь, что твоя компания теряет позиции, теряет прибыль, твой крокомозг начинает шевелиться, тревожиться, переживать: «Что-то не то». Это не значит, что завтра тебе нечего будет есть. Это состояние тревоги вызвано не страхом обеднеть и остаться у разбитого корыта, а страхом того, что твоё предприятие может умереть. Потому что твоё предприятие — это ты сам. Тогда ты начинаешь двигаться, но не с целью выйти на новый уровень потребления, к дорогим часа и яхтам, а с целью создать новые редуты, обороняющие крепость твоего бизнеса.

Алексей Романов: Но я хочу и часы, и яхты, и самолёты.

Михаил Фейгин: А почему бы и нет? Это тоже, в принципе, мотивация. Ты понимаешь, что твоих нынешних доходов на эти притязания не хватает. У меня так много раз было: я понимал, что хочу зарабатывать больше. И сразу приплывало какое-то предложение или открывалась возможность, и я выходил на тот уровень дохода, который представлялся мне комфортным.

Андрей Фролов: Есть и такие, кого мотивирует доминирование над другими. И, мне кажется, это супермощный источник мотивации — когда у тебя что-то получается и уже не надо думать о том, как прокормить троих детей. Тогда начинается: «Мы самые крутые! Давайте сделаем ещё круче!»

Алексей Романов: Выходит, что сначала бизнесменом движут деньги, а потом статус.

Николай Тисенко: Это вечно актуальный вопрос: вы за деньги или за власть?

Андрей Фролов: Мне не нравятся слова «статус», «доминирование» или «власть».

Я никакой власти ни над кем не хочу. Мне хочется сделать лучше, чем другие, что-то такое, чтобы все сказали: «Вау! Круто!»

Алёна Вугельман: Вам важно общественное признание? Когда профессиональное сообщество говорит: «Ты крут, ты лучше других» — и вручает, например, премию издания «Деловой квартал».

Андрей Фролов: Конечно, это приятно. Но премия значительно менее важна, чем собственная вера в то, что ты достиг хорошего результата и думаешь: «Да, я молодец. Всё сделал правильно, людям понравилось, мы заработали много денег». Премия — отличное дополнение к этому. Не дали бы премию — ну и бог с ней, я бы не расстроился. Но признание — это своего рода аванс, который надо оправдывать и надо дальше быть крутым.

Алексей Романов: У тебя нет тяги стать средним, а потом и крупным бизнесом?

Андрей Фролов: Нет. Мне кажется, мерить успех категорией «Я чего-то там достиг» неправильно. Даже для того, чтобы оставаться на определённом уровне, надо прикладывать много усилий. От оборота миллиард рублей в год я настолько далёк, что даже не думаю об этом. И вообще считаю вредными все эти мысли: «Сначала произойдёт вот это, а вот потом вот это, и я уже на яхте плыву рядом с Брэнсоном и говорю ему: «Ну что, Ричард? Как дела?»

Алексей Романов: То есть тобой точно не деньги движут.

Андрей Фролов: Мной много чего движет, в том числе, наверное, и деньги. Но они явно не главное. Хочется сделать классно. Хочется сделать больше, круче. Это, наверное, основное стремление.

Алексей Романов: Коля, что движет тобой?

Николай Тисенко: Мне близки мысли о том, что твои действия должны делать какую-то нишу демократичнее. Допустим, Google — это демократия в сфере информации.

Алёна Вугельман: То есть тобой движет философия?

Николай Тисенко: Скорее всего. Мои партнёры удивляются такому отношению. Они хотят, чтобы я дал ответ на вопрос, власть или деньги.

Мне важнее философия. А деньги — это понятный эквивалент всего, общий знаменатель для всего, что бы ты ни делал.

Алексей Романов: Эквивалент чего? Успеха?

Николай Тисенко: Да. Эффективности. Разные сферы можно сравнивать, пожалуй, только с помощью денежных единиц.

Михаил Фейгин: Николай озвучил очень здоровую и надёжную мотивацию. Если ты несёшь в мир что-то такое и стремишься его улучшить, то эта мотивация не подвержена влиянию кризиса. Если ты хочешь сделать классный пляж или кормить людей вкусной едой, это супермотивация.

Андрей Фролов: На одной конференции мне и другим участникам задали вопрос: «На кого ориентирована работа вашей организации?» Были три варианта ответа: на акционеров — то есть компания зарабатывает бабки; на сотрудников — то есть ты даёшь коллективу заниматься всякими глупостями, платишь, позволяешь реализовать эго; и на клиентов. Клиентоориентированность с точки зрения идеологии сложно обеспечить. Это когда тебе говорят: «Ребята, прибыль зовёт», а ты отвечаешь: «Нет, давайте сделаем продукт дешевле, чтобы людям было приятнее пользоваться нашими услугами». Из-за этого исключительно небольшое количество предприятий являются по-настоящему клиентоориентированными. Я долго-долго думал над этим вопросом и решил, что у меня компания всё-таки сотрудникоориентированная.

Алексей Романов: Правильный ответ — в интеграции. Если ты хочешь создать великую компанию, она, безусловно, должна объединять клиентоориентированность, интересы сотрудников и интересы инвесторов.

Андрей Фролов: Все пытаются притворяться, что они и клиентоориентированные, и о сотрудниках думают, и об акционерах. Но в спорных вопросах выбор-таки приходится делать.

Николай Тисенко: Просто надо понимать, что три пункта в сумме дают 100%. Не может быть три по 100.

Алексей Романов: Тогда я за инвесторов, конечно. Процентов на 80.

Михаил Фейгин: У меня нишевый бизнес, моя ниша — персональная коррекция зрения с помощью очков и линз. Клиентоориентированность — это то, без чего мой бизнес не может жить. И акционеры тоже вопрос выживания. Убыточная компания долго не проживёт.

Алёна Вугельман: А «Мозгобойня»?

Николай Тисенко: «Мозгобойня» и барбершоп — про команду. Наша сильная сторона в объединении людей. Барберы и сотрудники «Мозгобойни» делают одно и то же. Сотрудники коммуницируют с игроками, знают всё об их жизни, иногда вместе проводят время вне рабочей деятельности.

Но порой мы не очень рационально поступаем в пользу команды, а не в пользу бизнеса. Например, ты приходишь в офис, у тебя есть задача — скайп с партнёрами, которые хотят поговорить о прибыли. А тебя встречает коллега, который хочет рассказать, как вчера сходил в кино. И ты не можешь не поговорить с ним. А партнёры в скайпе ждут.

Михаил Фейгин: Мы вот с вами говорим о разных видах мотивациях. Есть разные категории предпринимателей: одни занимались любимым делом, и это выросло в бизнес, а другие — просто игроки: есть тема, давай попробуем, не получилось — забыли.

Николай Тисенко: Это сетевой бизнес.

Михаил Фейгин: Да любой. Игроки готовы вкладываться не чтобы управлять, а чтобы поиграть. Таких людей много, ими движет желание зарабатывать деньги, и это тоже нормально.

Алексей Романов: То есть бывают разные предприниматели: кем-то движут деньги, кем-то — тяга к статусу и признанию.

Николай Тисенко: А кто-то просто хочет сделать что-то для человечества.

Михаил Фейгин: И отношение к рискам разное. Кто-то боится обеднеть, а кто-то говорит: «Биткойны, вперёд!»

Николай Тисенко: Кстати, хочу сделать ремарку по поводу философского отношения к бизнесу. На самом деле, всё работает в сочетании.

Если будет один предприниматель, который только за философию, то ничего не получится.

Алексей Романов: Ну да, прибыли не будет.

Николай Тисенко: А если в команде один за философию, а другой за деньги, то они друг друга уравняют, тогда что-то получится.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
у Короля

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!


Нажимая на кнопку ОТПРАВИТЬ, я даю согласие на обработку моих персональных данных

Будьте с нами!
×

Наш сайт собирает ваши метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). Это нужно для его работы. Если вы против этого, то вам нужно покинуть сайт.

Принять и закрыть
×
Наверх^^