Вторник, 11 декабря 2018

Екатеринбург: -6°

$ 66,24 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2018 € 75,71 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2018
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 7,50% По данным ЦБ РФ.

Вторник, 11 декабря 2018

Екатеринбург: -6°

$ 66,24 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2018 € 75,71 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2018
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 7,50% По данным ЦБ РФ.

Вторник, 11 декабря 2018

Екатеринбург: -6°

$ 66,24 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2018 € 75,71 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2018
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 7,50% По данным ЦБ РФ.

«В недвижимости не должно быть «плохих» квадратных метров»

×
Romanov. Видеоблог 22 марта в 13:09

Девелопер Виктор Ананьев («Атомстройкомплекс») — о современных тенденциях на рынке жилья, о бизнесменах-фениксах и о том, чем глобальный город отличается от провинциального.

Алексей Романов: Что такое «Атомстройкомплекс» сегодня? Если можно, в цифрах.

Виктор Ананьев — директор по развитию строительного холдинга «Атомстройкомплекс», крупнейшего на территории Свердловской области. Чистая прибыль компаний, входящих в ГК «Атомстройкомплекс», превышает 500 млн руб. в год.

Виктор Ананьев: В первую очередь «Атомстройкомплекс» — это большая компания, в которой работает более шести тысяч человек. Она была основана более двадцати лет назад как подрядная организация. Потом стала генподрядной, потом появилось собственное строительство — то, что теперь называется девеломпентом. Сегодня «Атомстройкомплекс» прежде всего девелоперская компания.

АР: Какой у вас объём ввода жилья?

ВА: Стабильно больше ста тысяч квадратных метров в год. Это порядка пятнадцати процентов рынка Екатеринбурга. Но последние пять лет жилищный рынок Екатеринбурга уходит от численных показателей в чистом виде. До конца 2014 года рынок был достаточно ровный. Можно было просто строить неплохие квадратные метры, сдавать вовремя, и всё продавалось. В 2015 году произошло переосмысление рынка. Теперь в Екатеринбурге продаются и покупаются не просто квадратные метры. Под каждый объект делается концепция, каждый проект прорабатывается индивидуально. Мы начали комплектовать свои квартиры мебелью, разрабатываем варианты по отделке, входным группам, дворам. Наша фишка не в цифрах, не в квадратных метрах и не в рентабельности на квадратный метр, а в индивидуальном подходе и в том, что компания работает с запросами рынка.

Должно быть больше разных форматов жилья. И арендное жильё, и жильё в собственности могут быть разными. У нас абсолютно не развит загородный формат, не развито малоэтажное жильё, поэтому есть куда двигаться.

Девелопмент — это не что-то такое скучное, как стройка. В девелопменте больше всего рок-н-ролла, в нём можно делать крутые вещи и самовыражаться.

АР: Известный маркетолог Игорь Манн говорит, что когда объект начинает строиться, то сначала продаются не самые лучшие квартиры, но по низким ценам. Потом, когда объект достраивается, выбрасываются более интересные предложения. А самые лучшие предложения — высокий этаж, хорошая планировка, метраж — бывают в самом конце и по более высоким ценам.

ВА: Слушай, ну что значит «не самая лучшая квартира»? Можно же сразу проектировать так, чтобы плохих квартир не было.

АР: А если это квартира на первом этаже?

ВА: Первый этаж в городской застройке — это обычно не квартира.

АР: Это в центре города. А если в спальном районе?

ВА: В любом отдалённом районе города должна быть своя хай-стрит с городской жизнью, и первые этажи на ней должны быть заняты не квартирами, а помещениями с активной функцией. И даже если это не проходная улица, есть масса способов сделать первый этаж интересным: палисадник, терраса, пристроенная к первому этажу…

В недвижимости не должно быть неликвидов, не должно быть «плохих» квадратных метров. Надо продумывать проект так, чтобы все метры были хорошими.

Не надо проектировать абстрактные квадратные метры, а потом использовать маркетинговые уловки, чтобы их продать. Сначала надо построить дом в голове, прописать на бумаге, как он будет функционировать, а потом переходить в строительство.

До 2014 года достаточно было просто неплохо строить; сейчас нельзя. При нынешнем развитии общества в Екатеринбурге преступно строить абстрактные метры. Нужно проектировать дома под конкретных людей. Наш рынок к этому готов.

АР: Что ты можешь сказать о современном строительстве в Екатеринбурге?

ВА: В архитектуре хорошо нарос высотный объём. Количественные показатели по новой архитектуре выполнены неплохо. Если говорить о точечной застройке, она нужна — но нужна высококлассная точечная застройка, которая будет локально улучшать среду. Конечно, были и есть градостроительные ошибки, но они исправимы.

АР: Появится в Екатеринбурге здание выше, чем «Высоцкий» и башня «Исеть»?

ВА: Я ни с Андреем НиколаевичемДевелопер Андрей Гавриловский (небоскрёб «Высоцкий»), ни с Андреем АнатольевичемАндрей Козицын, генеральный директор УГМК-Холдинга (башня «Исеть») ссориться не хочу (улыбается). Думаю, что в ближайшей перспективе 200-метровых зданий в Екатеринбурге мы не увидим.

АР: Жаль.

ВА: Почему жаль? У нас в городе достаточно много небоскрёбов. Я бы даже сказал, что мы один из самых высотных городов-миллионников в мире. Просто у нас ещё не сформирован спрос на квартиры высотой больше трёх метров.

АР: А в «Огнях Екатеринбурга«Огни Екатеринбурга» — комплекс апартаментов. В его создании приняли участие застройщики «Атомстройкомплекс» и «Форум-групп».» с 23 этажа квартиры с потолками четыре метра.

ВА: Четыре штуки. И продавались она два года — столько же, сколько остальные 350. Спрос есть, но пока очень маленький.

АР: Строительство у вас семейная традиция, у тебя ещё дед этим занимался. Как ты сам пришёл в «Атомстройкомплекс»?

ВА: В шестнадцать лет в составе строительного отряда УГТУ-УПИ. Я в этом отряде носил и копал — щебень, грунт, песок. Полтора месяца на этом специализировался…

АР: Недолго.

ВА: Полтора месяца с носилками и лопатой оставляют очень интересный след в жизни. Потом параллельно с учёбой была работа линейным ИТР — помощником мастера, ночным мастером, немного прорабом.

В 2008 году начался кризис, и я уехал в Англию получать второе высшее образование. Вернулся, продолжил работу в «Атомстройкомплексе» и стал пробовать вести свой бизнес, связанный с коммерческой недвижимостью, со стрит-ритейлом.

АР: А сейчас ты директор по развитию «Атомстройкомплекса».

ВА: Официально должность называется «директор по девелопменту». Я занимаюсь и развитием компании, и развитием конкретных проектов.

АР: Ты являешься совладельцем «Атомстройкомплекса»?

ВА: Нет, я не являюсь совладельцем «Атомстройкомплекса».

АР: Владеешь каким-то другим бизнесом?

ВА: Да, я соучредитель бизнеса, связанного со стрит-ритейлом. Сейчас мы думаем, как его дальше развивать. Дальше, я совладелец бизнеса управляющих компаний, одна из которых управляет «Огнями Екатеринбурга».

В «Атомстройкомплексе» я наёмный менеджер.

АР: Ты больше предприниматель или менеджер?

ВА: У меня всегда был хозяйский подход. Меня касается всё, что происходит рядом со мной, и я сделаю всё, чтобы навести порядок. И я постоянно что-то предпринимаю. Смотрю, где что не работает, как и что можно развить. Постоянно что-то придумываю. Это часть меня, и работать по-другому я, наверное, уже не стану.

АР: Почему ты решил получить второе образование именно в год кризиса?

ВА: Это было логично. Когда произошла реструктуризация моего отдела управления, работы стало значительно меньше. Кризис — это идеальное время, чтобы получить образование и с новыми силами искать новые точки роста и проекты. Я считаю, что получил образование очень вовремя.

АР: Opera TowerOpera Tower — многофункциональный комплекс в Екатеринбурге. Его строительство началось в 2013 году, завершить работы планировалось в 2016 году, однако в 2015 году проект покинул один из один из соинвесторов — ООО «ГудРент» — и строительство было приостановлено. была твоим проектом. Что с ним будет дальше?

ВА: Идеологически Opera Tower мой проект, но вообще это проект «Атомстройкомплекса», он ключевой инвестор. Я в этом проекте был и есть младший партнёр.

Opera Tower — самое сложное здание за пределами Садового кольца. Можно сказать, что это пять зданий с разными функциями, которые вложены друг в друга.

Основная сложность — сделать так, чтобы эти разные функции дополняли друг друга и работали синхронно, а не мешали. То есть если ты живешь в Opera Tower, то ты не должен видеть посетителей офисов, гостиниц и ритейла. А если хочешь воспользоваться их услугами, то можешь сделать это, не выходя из здания.

Мы с этим проектом пережили кризисные явления, не совсем приятную ситуацию с инвесторами. Сейчас юридические вопросы улажены, и мы думаем, в каком ключе дальше развивать этот проект. В этом году мы примем решение о новой концепции объекта и приступим к активным строительно-монтажным работам.

АР: Какие ошибки ты допускаешь?

ВА: Я часто тороплюсь, бегу вперед паровоза. Где-то могу недоработать. Но то, что является ошибкой сегодня, может быть правильным решением завтра. И наоборот.

АР: Что предпринимателя нельзя делать ни в коем случае?

ВА: Ну, есть предприниматели-фениксы, тот же Трамп. Трижды пройти через банкротство… Я понимаю, как это можно делать, но лично мне это некомфортно. Я знаю многих предпринимателей, которым такой адреналин нравится, и они считают такую организацию бизнеса самой правильной. Я — за более размеренные, спокойные, стратегические вещи.

Стрессы не люблю. Я вообще достаточно ленивый, спокойный.

Люблю планировать вдолгую, не торопясь. Не люблю, когда меня подгоняют. Не люблю, когда меня загоняют в угол. Я умею оттуда выбираться, но стараюсь туда не попадать.

АР: Какие у тебя интересы, кроме предпринимательства? Я видел у тебя в кабинете барабаны — это что, альбом готовится?

ВА: Барабаны мне подарили на день рождения по моему же заказу. Я ни на одном музыкальном инструменте никогда не играл, вот, решил попробовать. Посмотрим, как пойдёт.

Основные интересы у меня всё-таки в развитии бизнеса и Екатеринбурга. У меня есть соображения, как это должно быть, и этот процесс меня увлекает.

АР: Чем ты будешь заниматься лет через десять?

ВА: Пока не знаю.

АР: А через пять?

ВА: Через пять мне хотелось бы сделать «Атомстройкомплекс» глобальной компанией, а Екатеринбург — глобальным городом.

АР: Круто. Насколько глобальным?

ВА: «Атомстройкомплекс» — в рамках России. А Екатеринбург — по-настоящему глобальным городом.

АР: Он ведь уже входит в шестьсот крупнейших мировых агломераций.

ВА: Есть агломерация, а есть глобальный город. Размер для глобального города, не главное. Почитай Ричарда Флориду про развитие городов, классно написано.

В провинциальном городе ребята, которые находятся наверху пирамидки, считают себя местными князьками и хозяевами мира. А в глобальном городе вершина пирамидки понимает, что она встроена в глобальный контекст. Это же не про политику и не про религию, а про мировоззрение, про ощущение себя гражданином мира.

Мы уже немного глобальные. Но мировой опыт показывает, что процесс обратим. Классные города достаточно быстро деградируют, в них становится хуже. И наша с вами, в том числе наша с тобой ответственность — сделать так, чтобы у нас становилось только лучше. Чтобы мы не вздыхали по прекрасному прошлому, как это делается во многих городах мира.

АР: А как можно за пять лет сделать «Атомстройкомплекс» пусть не глобальной, но федеральной компанией?

ВА: Хороший вопрос. Вообще «Атомстройкомплекс» большой и из-за этого не очень однородный. В компании есть команда шестидесятилетних, тех, кто вместе с отцом основал эту компанию и активно ею руководил. На них компания держится. И есть достаточно много тридцатилетних ребят, которые заточены на развитие. Последние несколько лет они перенимают опыт шестидесятилетних и работают вместе с ними и в оперативном, и в тактическом, и в стратегическом плане.

Структура, которая создана тридцатилетними в рамках девелопмента, тиражируема. Она может работать не только в «Атомстройкомплексе» в Екатеринбурге, а в пяти-шести крупных городах на территории Российской Федерации.

АР: Ты можешь назвать эти города?

ВА: Пока нет, мы только присматриваемся. Смотрим демографию, покупательскую способность, объёмы рынка, ёмкость рынка. Это достаточно скучные вещи, на которые всё-таки надо внимательно смотреть.

К концу 2018 года «Атомстройкомплекс» будет готов работать за пределами Свердловской области.

АР: Как ты относишься к деньгам?

ВА: Я деньги люблю.

АР: И всё?

ВА: А что про них разговаривать? Их должно быть столько, чтобы о них не думать.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
у Короля

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!


Нажимая на кнопку ОТПРАВИТЬ, я даю согласие на обработку моих персональных данных

Будьте с нами!
×

Наш сайт собирает ваши метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). Это нужно для его работы. Если вы против этого, то вам нужно покинуть сайт.

Принять и закрыть
×
Наверх^^