Суббота, 20 октября 2018

Екатеринбург: +9°

$ 65,81 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 20.10.2018 € 75,32 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 20.10.2018
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 7,50% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 20 октября 2018

Екатеринбург: +9°

$ 65,81 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 20.10.2018 € 75,32 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 20.10.2018
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 7,50% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 20 октября 2018

Екатеринбург: +9°

$ 65,81 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 20.10.2018 € 75,32 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 20.10.2018
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 7,50% По данным ЦБ РФ.

Алёна Владимирская: «Устраиваетесь на новую работу — первым делом загляните в туалет офиса»

×
Интервью 29 марта в 13:44

Эксперт в сфере рекрутинга, основатель проекта «Антирабство» Алёна Владимирская — о том, как правильно оценивать вакансии, что ищут в ваших постах в соцсетях работодатели и когда самое время искать работу мечты.

Алёна Вугельман: Алёна, недавно вы опубликовали вакансию смотрителя за фламинго на Багамах. Нашёлся ли сотрудник?

Алёна Владимирская — эксперт в области рекрутинга, основательница агентства социального рекрутинга Pruffi и проекта «Антирабство»

Алёна Владимирская: Нет (улыбается). Мне кажется, отель поражён количеством откликов и ушёл в бессознанку.

Алёна Вугельман: Это же работа мечты, как мне кажется.

Алёна Владимирская: То, как мы рисуем себе работу мечты, от реальной работы может очень отличаться, и мы на это регулярно попадаемся. Смотритель за фламинго, на самом деле, ужасная работа. Это нужно ходить по болотам, считать фламинго либо ранним утром, либо поздним вечером, их много, они не то чтобы любят считаться, ты обгораешь, заболеваешь от этих болот…

Вообще, одна из самых больших проблем рекрутинга — то, что люди идут на вакансии, не понимая их сути. А потом разочаровываются.

Алёна Вугельман: Как человеку, который ищет работу, проверить информацию о вакансии, чтобы не разочароваться?

Алёна Владимирская: Прежде всего, определитесь, чего вы, собственно, хотите. Если вы говорите: «Я хочу просто работу, чтобы кормить детей и выплачивать ипотеку» — вы должны понимать, что это работа с максимальным количеством денег, и вы готовы терпеть. Потому что такая работа, вероятнее всего, будет по 20 часов в сутки, вас будут подсиживать, и если вам платят намного выше рынка, вероятнее всего, в этой работе есть какая-то скрытая сущность — вплоть до уголовных дел.

А узнать подробности о компании проще всего. Почитайте отзывы, спросите у людей, которые там работают, даже у незнакомых — напишите в соцсети: «Здравствуйте, я прохожу собеседование в вашу компанию; расскажите, как там реально работать». Только не спрашивайте у пиарщиков и эйчаров, потому что мы вынуждены говорить то, что мы вынуждены говорить.

И классическое решение: если компания находится не в бизнес-центре, а занимает свой офис, во время собеседования попроситесь в туалет и посмотрите на его состояние. Это лучший показатель финансовой успешности компании. Есть бумага — нет бумаги, чистый — грязный, какое мыло лежит.

Алёна Вугельман: Есть ли возраст, до которого ещё можно менять работу?

Алёна Владимирская: Всегда можно. Считается, что за жизнь мы три раза принципиально меняем либо направление работы, либо уровень позиции. Первая карьера – пробная. Она обычно начинается в студенчестве или сразу после него, и в ней много случайного. Лет до 30-35 мы на ней учимся строить карьеру. Лет в 30-35 человек понимает, чего он хочет, и переходит либо в другую отрасль, либо на другой уровень: был начальником, ушёл в эксперты или наоборот. И до 50-55 строит осознанную карьеру. Потом человек подходит к пенсионному возрасту или выходит на пенсию и, если ещё хочет работать, то начинает строить карьеру мечты. Чаще всего это то, о чём он мечтал в возрасте 12-16 лет.

Менять работу можно в любом возрасте. Но нужно чётко понимать, чего ты хочешь. Пока ты это не поймёшь, ты будешь метаться по рынку труда, и с каждой сменой работы твоя стоимость на рынке будет значительно снижаться. Две-три смены в течение трёх лет, и твоя стоимость снижается примерно на треть, а привлекательность — примерно раза в два, если не в три. Это очень плохая история, но таких у нас, к сожалению, много.

Алёна Вугельман: Я столкнулась с интересным явлением: в начале года несколько моих знакомых и коллег 40 с небольшим лет, занимавших топовые должности в разных компаниях, написали заявления об уходе.

Алёна Владимирская: Куда ушли?

Алёна Вугельман: Вот именно, что просто ушли. Говорят, что устали и им захотелось чего-то нового, они ищут работы мечты.

Алёна Владимирская: Это явление частое, но, на мой взгляд, немножко ненормальное. Дело в том, что поиск работы мечты — это довольно долгая работа, особенно если ты был топ-менеджером, привык к определённому уровню дохода, известности и инфраструктуре в виде помощников. Возникает эйфория: «Вот я уйду, и что-нибудь появится». Ничего не появится, вероятнее всего.

Если вы понимаете, что устали и хотите поменять сферу деятельности, задайте себе вопрос: есть ли у меня ресурсы, чтобы спокойно, не суетясь, прожить где-то год, пока я буду искать работу мечты? Часто бывает так: люди уходят, а через три месяца их начинает нервировать отсутствие предложений, деньги заканчиваются — и они выходят на первую попавшуюся работу, которая чаще всего оказывается хуже, чем та, что была.

Вариант: вы продолжаете работать на старой работе и одновременно с помощью карьерных консультантов или самостоятельно ищете новую. Другой вариант: если вообще устал, не могу — саккумулируйте доход и только после этого начинайте поиски. Потому что нервозность «я без работы, нечем кормить семью» — это очень плохо.

Часто люди решают сменить работу, когда им от 40 до 47 лет. Это так называемый кризис среднего возраста, кризис смысла. К этому надо готовиться и заранее знать, что, вероятнее всего, с вами это случится.

Бывают счастливые безумные люди типа меня, которые не устают от работы, но это редкое явление.

Алёна Вугельман: Вы пропагандируете мысль о том, что будущее рекрутинга — за социальными сетями.

Алёна Владимирская: И да и нет. Будущее рекрутинга — за другими форматами. Социальная сеть — один из таких форматов. Наши ведущие рекрутинговые ресурсы, очень хорошие, перестают работать. На них публикуется огромное количество вакансий и одновременно огромное количество резюме, в которых люди пишут что хотят, и в результате это всё плохо стыкуется.

Будущее в правильном карьерном консалтинге. Как диспансеризация: время от времени приходишь и говоришь: «Что-то не то». Или, например: «А куда дальше?» И тебя правильно ведут по карьерной истории, периодически советуя: «Тебе сейчас надо в такой-то тип компании, потому что это даст прибавку к зарплате. А сейчас тебе надо выдохнуть. А сейчас надо пойти поучиться, потому что без этого навыка ты не перейдёшь на следующий уровень».

Алёна Вугельман: Поэтому вы запустили платформу карьерных консультантов «Антирабства»?

«Антирабство» — сервис по трудоустройству и профориентации, онлайн-проект для профессионалов, ищущих работу и желающих преуспеть в карьере или перейти в другую отрасль.

Алёна Владимирская: До сих пор «Антирабство» — это была я и семнадцать человекв штате, которые карьерно консультировали. Мы обучили больше пятисот эйчаров. У нас каждый человек может выбрать себе карьерного консультанта, какой ему нужен. По городу, по сфере деятельности. «Хочу человека из стройки из Екатеринбурга, который расскажет, как мне развиваться в строительстве». «Нужен человек из медиа в Екатеринбурге, потому что он знает местный ландшафт». А мы, «Антирабство», поскольку обучили этих людей, отвечаем за качество их услуг.

Это только начало. Сейчас платформа — это просто возможность найти качественного карьерного консультанта. До этого их вообще было не найти. Дальше — выстраивание больших карьерных траекторий.

Алёна Вугельман: Вы бесплатно обучили пятьсот эйчаров, бесплатно публикуете вакансии на своей странице на фейсбуке. Зачем вам это?

Алёна Владимирская: Я трудоголик и очень люблю свою работу. Кроме того, я очень амбициозный человек. Когда у тебя семнадцать карьерных консультантов и ты зарабатываешь определённые деньги, это одна история. А когда ты обучаешь всех эйчаров новому стандарту и создаёшь новый рынок карьерного консалтинга — это, конечно, в далёком будущем большие деньги, но главное — это амбиции.

Мне правда хочется поменять рынок, как когда-то его поменял HeadHunter. Да, это, конечно, и причинение счастья, и мои амбиции, и потенциально большие деньги — но это задача, которая завораживает. Мне неинтересно решать мелкие задачи. Интересно что-то такое большое и великое.

Алёна Вугельман: В одном интервью вы сказали: «Для успешности нужно очень любить деньги, но деньги как показатель успеха, поскольку во всём мире успешность измеряется в первую очередь в доходах». А теперь говорите, что для вас деньги не главное.

Алёна Владимирская: Объясню. Дело в том, что на определённом уровне профессиональной успешности ты понимаешь, что тебе достаточно некого количества денег, которого хватит на тебя, на семью, на близких. Ты его заработаешь дефолтно. А всё остальное — это история про реализацию. Это следующий уровень пирамиды Маслоу.

Количество денег важно, потому что оно показывает: то, что я делаю, востребовано рынком. Если ты что-то делаешь, а денег у тебя при этом нет, то это значит, что твой проект не востребован рынком. Либо ты его плохо сделал, либо он вообще не нужен. Это показатель: сворачивай в другую сторону, делай другое.

Алёна Вугельман: Это справедливо для всех отраслей?

Алёна Владимирская: К сожалению, в нашей стране… У нас большое количество крайне полезных профессий оплачиваются крайне плохо. Учителя, врачи, учёные, особенно молодые, инженеры и так далее. Это беда и боль.

Алёна Вугельман: В Екатеринбург вы приехали с мастер-классами в Ельцин Центр. Тема одного из них — «Новая искренность: Личный бренд в соцсетях». О чём вы будете говорить?

Алёна Владимирская: Личный бренд — тема модная и неоднозначная. Сначала мы все считали, что личный бренд никому не нужен — мы общество, мы едины, и, ради бога, не высовывайся. Теперь популярно убеждение «всем нужен личный бренд». На мастер-классе я рассказываю, как строить личный бренд, чтобы он не мешал при трудоустройстве мешает. Часто работодатель не берёт так называемых перепиаренных людей.

Расскажу личную историю. Я быстро стала дико популярной в фейсбуке. Когда число читателей перешло за 100 тысяч человек, случилась следующая штука: появился какой-то маньяк, который стал угрожать моей дочери-подростку. Он вычислил её именно по социальным сетям. Слава богу, всё кончилось хорошо. С тех пор у меня в социальных сетях нет ни одной фотографии моей дочери, я никогда о ней ничего не пишу и всем своим знакомым советую быть аккуратнее с фотографиями и информацией про детей.

Ещё нужно привыкнуть к тому, что про тебя постоянно пишут гадости. Причём большое количество гадостей про тебя пишут люди, которые тебя вообще не знают и пишут исключительно для того, чтобы обратить на себя твоё внимание.

Алёна Вугельман: Мне кажется, к ним нужно относиться с некоторой благодарностью: комментируя твои посты, они поддерживают к ним интерес.

Алёна Владимирская: Знаете, нет. Мы вообще очень злое общество. И мы общество, которое не отвечает за свои слова. У нас не принято писать ничего хорошего, любому руководителю проекта пишут только когда есть проблемы — это называется болезнью фаундера. Естественно, в любом проекте бывают проблемы. И вот ты открываешь с утра почту, а там пятьдесят писем: «Ужас», «Мне не помогли». И ты думаешь: боже мой, всё, я не могу.

Людям нужна поддержка. Людям нужно знать, что они делают хорошее, полезное дело. А у нас как: троллят, троллят, потом фанудер не выдерживает и проект закрывается. И все сразу: «Ой, ну как? Полезный был сервис, чего он закрылся?» А он закрылся, потому что ты два года гадости о нём писал, хотя тебе там помогали.

Я плохо отношусь к троллингу по одной простой причине. Я хочу спросить этих людей: а вы чего делаете? Вы приходите на работу, сидите за 30 тысяч рублей мелким клерком и не делаете вообще ничего. И весь рабочий день за деньги вашего работодателя пишете о том, какие все дураки. Замолчи. Не надо так. Добрее будем — добрее будет жить.

Алёна Вугельман: Проверка профилей в соцсетях уже стала нормой для российского рынка труда?

Алёна Владимирская: Да, профили в соцсетях смотрят. Конечно, никто не будет вчитываться, с кем вы там поехали на курорт в Турцию. Смотрят, чтобы не было никакого экстремизма, смотрят на умеренность в политике, смотрят, чтобы не ругал прошлых работодателей, даже если справедливо. И смотрят, чтобы на стене не было большого количества записей от игр: «Алёна купила новую корову», «Алёна прошла 125-й уровень и заработала три кристаллика»… Если в рабочее время много таких историй и если вы не тестер компьютерных игр, вероятнее всего, вас не будут рассматривать в качестве кандидата.

Алёна Вугельман: О чём нужно писать, чтобы собрать 150 тысяч подписчиков на фейсбуке, как у вас?

Алёна Владимирская: О том, что вас прёт. Люди любят читать сериалы из жизни. Например, недавно я просто написала историю, как я учила английский язык. У неё больше тысячи лайков, под 200 перепостов, она разошлась по СМИ и уже живёт своей жизнью. Это произошло, потому что история была про персональный опыт.

Почему меня много читают про рекрутинг? Потому что я не пишу вообще в целом: «Основные тенденции рынка — такие и такие». Это я каким-нибудь «Ведомостям» рассказываю. Я пишу: «В строительстве появилось много больше вакансий. Но чаще всего у них серые зарплаты…» Это должна быть очень жизненная история, реальная и персональная.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
у Короля

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!


Нажимая на кнопку ОТПРАВИТЬ, я даю согласие на обработку моих персональных данных

Будьте с нами!
×

Наш сайт собирает ваши метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). Это нужно для его работы. Если вы против этого, то вам нужно покинуть сайт.

Принять и закрыть
×
Наверх^^