Пятница, 17 августа 2018

Екатеринбург: +16°

$ 66,89 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 17.08.2018 € 76,06 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 17.08.2018
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 7,25% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 17 августа 2018

Екатеринбург: +16°

$ 66,89 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 17.08.2018 € 76,06 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 17.08.2018
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 7,25% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 17 августа 2018

Екатеринбург: +16°

$ 66,89 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 17.08.2018 € 76,06 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 17.08.2018
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 7,25% По данным ЦБ РФ.

«Венозную недостаточность стали выявлять уже у 20-летних. И это хорошо»

×
Интервью 6 августа в 15:18

Чем опасна тяжесть в ногах в конце дня, чем рискуют часто летающие пассажиры и что такое офисные методы лечения варикоза — объясняет главный врач сети медицинских центров «Олмед», сосудистый хирург Олег Смирнов.

Алёна Вугельман: Олег Анатольевич, мы будем говорить о венозных заболеваниях, но сначала прикладной вопрос: скажите, пожалуйста, с вашей точки зрения я правильно сижу — вот так, нога на ногу?

Олег Смирнов: Нет, неправильно. Одна из рекомендаций, которую дают врачи-флебологи своим пациентам, — это не сидеть нога на ногу и не стоять подолгу. А если вы всё-таки вынуждены длительное время находиться в таких положениях, то каждый час одну-две минуты ходить пешком. Это нормальная профилактика венозного застоя.

АВ: Существует ли предрасположенность к венозным заболеваниям и кому нужно быть внимательнее?

ОС: Мы считаем, что у варикозной болезни наследственный характер. Если оба родителя болеют варикозной болезнью, то вероятность, что она будет и у ребёнка, составляет примерно 90 процентов; если один из двух родителей — около 60%. И даже если оба родителя здоровы, вероятность заболеть варикозной болезнью составляет 30 процентов.

АВ: Каковы факторы риска?

ОС: Чаще всего — физические и статические нагрузки. Лишний вес. Для женщин фактором риска является беременность и роды. Для спортсменов — значительные физические нагрузки. Ещё один фактор риска — хронические заболевания желудочно-кишечного тракта и лёгких, потому что постоянно повышенное давление в грудной клетке и в брюшной полости затрудняет венозный отток. 

АВ: Что подразумевается под физической нагрузкой? Если я люблю бегать, я попадаю в группу риска?

ОС: Нет, речь идёт прежде всего о занятиях с отягощениями. Стало модно заниматься с железом, и это вносит свою лепту в распространение варикоза. 

АВ: Готовясь к интервью, я посмотрела статистику по венозным заболеваниям. Она ужасающая. Во-первых, более 30 миллионов человек в России страдают варикозом и венозными заболеваниями — каждый четвёртый житель страны. И во-вторых, варикоз молодеет: такой диагноз теперь ставят даже в 20-25 лет. 

ОС: Да, варикозная болезнь становится всё более юной, и это может быть связано с двумя моментами. Первое: мы всё больше времени проводим без физической активности. Даже дети больше сидят за компьютерами, а не бегают на футбольном поле. 

И второе: мы стали обращать больше внимания на здоровье. Если раньше наши пациенты жаловались на отёки и изменение окраски кожи — а это уже запущенные стадии варикоза, то теперь с жалобами приходят значительно раньше. 

АВ: Каковы первые признаки варикоза?

ОС: Дискомфорт в ногах, если к концу рабочего дня ноги становятся тяжёлые — «гудят», как обычно говорят наши пациенты. Небольшая припухлость в области голеностопного сустава, сосудистые звёздочки или так называемые артикулярные вены — тонкие зелёные венки, извитые под кожей. Или, может быть, просто усилился венозный рисунок. Всё это повод обратиться за консультацией к флебологу, чтобы понять, это функциональное нарушение или уже болезнь. 

АВ: Чем опасен варикоз?

ОС: Опасность варикозной болезни кроется в её осложнениях, прежде всего поверхностном тромбофлебите. Каждый двенадцатый-пятнадцатый пациент в Свердловской области, страдающий варикозной болезнью, в течение года переносит тот или иной тромбофлебит, то есть находится в состоянии, рискованном для жизни.

Другие неприятные осложнения — пигментные пятна на ногах, трофические нарушения — изменение формы голени за счёт изменения подкожной клетчатки, её рубцевание, так называемый дерматосклероз. 

И самое плохое: около  трёх процентов пациентов имеют трофическую язву, которая требует серьёзного лечения. 

АВ: Существует распространённое представление, что варикозная болезнь — это болезнь женщин. Так ли это?

ОС: Конечно, нет. Просто женщины чаще обращаются к врачам и делают это на ранних стадиях — как правило, не только из-за неприятных, болевых или дискомфортных ощущений, но и из-за того, что ноги начинают выглядеть некрасиво. 

Мужчины тоже болеют варикозной болезнью, но обращаются за помощью позже, когда варикозная болезнь находится на более поздней стадии. Причиной обращения к врачу обычно становится медосмотр на работе, на котором врач-хирург принимает решение, что пациент не может выполнять свою работу. Вот тогда у мужчин появляется мотивация для лечения варикозной болезни.

АВ: Сейчас лето, период отпусков и поездок, когда люди много времени проводят в самолётах и автомобилях. Существует ли варикоз путешественника?

ОС: Варикоза путешественника не существует, потому что варикоз — он сам по себе. А вот такие неприятные осложнения, как венозные тромбозы, у часто летающих людей бывают, особенно если в течение короткого времени совершается много перелётов с пересадками. Два-три раза за год к нам обращаются пациенты, которые только что откуда-то прилетели, почувствовали непонятную боль в ноге, пару дней подождали — ничего не проходит. Мы делаем УЗИ и находим небольшой венозный тромбоз. Лечим консервативно. 

Чтобы снизить риски во время полёта, достаточно очень простых мероприятий. Не забывать пить достаточное количество воды, а не крепкого алкоголя, регулярно вставать и ходить по салону. Если вы знаете, что у вас есть проблемы с венами, нужно использовать компрессионный трикотаж — гольфы, чулки — профилактического класса.

АВ: Какие обследования необходимо пройти, чтобы диагностировать венозное заболевание?

ОС: Любые действия по постановке диагноза начинаются с осмотра врача, который определит необходимый объём обследований. Чаще всего мы используем ультразвуковое исследование, это золотой стандарт, который позволяет выбрать метод лечения. Для некоторых пациентов такого обследования бывает недостаточно, и мы можем сделать ангиографию, флебографию, чтобы понять, где проблема и что с ней делать. 

Дальше принимаем решение, каким образом будем лечить: оперировать или нет, назначить таблетки, физиопроцедуры. И рекомендуем пациенту определённый список мероприятий.

АВ: Я читала, что в вашем центре хирурги работают в паре со специалистами УЗИ. 

ОС: Все наши хирурги сами владеют ультразвуком и при необходимости могут проводить ультразвуковые исследования, однако врачи УЗИ занимаются каждый день, и для лучшей организации работы мы объединили врачей-хирургов и УЗИстов в пары. 

Врач ультразвуковой диагностики активно ассистирует врачу-хирургу не только во время обследования пациента, но и в операционной, занимаясь ультразвуковой навигацией при выполнении эндоваскулярных процедур. Это позволяет ускорить проведение процедуры и сделать её более безопасной для пациента. Всё-таки две пары глаз лучше, чем одна. 

Врачи ультразвуковой диагностики занимаются и контролем качества процедур. Именно они смотрят, как мы провели операцию, как полечили пациента и каков результат.

АВ: Какие существуют методы лечения варикоза?

ОС: Правильнее будет не «метод лечения варикоза», а «метод лечения хронической венозной недостаточности». Мы не можем вылечить варикозную болезнь и прямо говорим об этом пациентам. Мы можем исправить ошибки венозного оттока, однако в дальнейшем, возможно, будут появляться новые ошибки. Варикозная болезнь остаётся с пациентом на всю жизнь. Но сделать эту жизнь комфортной, избавить пациента от хронической венозной недостаточности вполне возможно, это нам по силам. 

Методов лечения достаточно много, и мы используем все, какие только можно — от компрессионной терапии, то есть ношения компрессионного трикотажа, до оперативного вмешательства. Между этими двумя крайними точками есть масса других методов. Например, методы термического воздействия на вену — радиочастотная абляция, лазерная коагуляция. Это весьма надёжные методы, и по своей эффективности они практически не уступают хирургическому методу лечения. Также мы также применяем эндоваскулярные методы с использованием пенных форм склерозантов — это такие процедуры, как лазер-ассоциированная пенная склерооблитерация и катетерная склерооблитерация. Ещё существует такой метод, как механохимическая абляция вен. И один из самых новых методов — клеевые процедуры и использование цианакрилатных клеев. 

АВ: Некоторые методы лечения вы называете офисными. Что это значит?

ОС: К «офисным» методам лечения мы относим лазерную облитерацию, радиочастотную абляцию, компрессионную склеротерапию, эндоваскулярную химическую абляцию и клеевые методы. Мы называем их офисными, потому что пациент в день вмешательства проводит в медицинском учреждении от получаса до двух часов. То есть буквально можно прийти из своего офиса — и после лечения вернуться.

АВ: Есть ли какие-то ограничения после таких вмешательств?

ОС: Есть определённые обязательства. После некоторых процедур необходимо носить компрессионный трикотаж. А в день операции нежелательно заниматься тяжёлым физическим трудом. Хотя двигательный режим в целом остаётся обычным.

АВ: Не напрягаться только один день?

ОС: Да. Там срок нетрудоспособности от одного часа до максимум двух дней, а дальше можно заниматься обычными делами.

АВ: Отлежаться дома на больничном не удастся.

ОС: Нет (улыбается). Смысл этих мероприятий как раз в том, чтобы пациент не снижал свою активность, чтобы минимально отрывать его от повседневных дел и забот.

АВ: Медицинский центр «Олмед» одним из первых в Свердловской области в 2010 году стал применять лазерные способы борьбы с варикозной болезнью. Тяжело ли было внедрять новую технологию? И как к ней отнеслись пациенты?

ОС: Первый год был самым трудным. Нам пришлось перестроиться. Раньше мы оперировали пациентов и потом некоторое время наблюдали их в стационаре, а тут пришлось привыкать к тому, что сразу после операции пациент уходит домой, и мы видимся только на следующий день. Поначалу от этого было беспокойно, но потом мы привыкли.

Первым пациентам мы предлагали заменить флебоэктомию на операцию лазером и честно предупреждали, что впервые будем проводить такую процедуру. Помню, обещали сделать операцию за двадцать минут, а она заняла два часа. Тем не менее, с тех пор прошло почти десять лет, а у пациентки по-прежнему всё хорошо. 

АВ: Вы столько времени наблюдаете пациентов?

ОС: Да, безусловно. И вообще пациентам с варикозной болезнью нужно взять за правило ежегодно проходить осмотр у хирурга, даже если ничего не беспокоит. Это совсем не значит, что доктора что-то будут делать. Но просто прийти показаться, обсудить состояние, что-то подкорректировать, отменить или заменить — принципиально важно. Это позволяет удлинить период ремиссии и не проводить новых лечебных манипуляций.

АВ: На базе вашего медицинского центра вы занимаетесь не только лечением, но и научными исследованиями. Зачем это вам?

ОС: У нас достаточно богатый клинический материал, и мы стараемся его анализировать, потому что без анализа собственной работы нельзя понять, что мы делаем и куда движемся. Это просто необходимо. Свой опыт обязательно нужно оценивать, чтобы улучшать результаты работы. 

АВ: Вы так скромно об этом говорите, но я знаю, что вы автор двадцати научных работ.

ОС: Ну… Да.

АВ: Какие ваши исследования помогли что-то изменить?

ОС: Мы долго разрабатывали внутренний стандарт устранения рефлюкса по большой подкожной вене, неоднократно выступали с результатами наших исследований, с предложениями — и даже получили патент на метод устранения вертикального рефлюкса по большой подкожной вене.

АВ: И сейчас в «Олмеде» эта технология применяется? 

ОС: Она у нас уже давно применяется. Мы начали разрабатывать этот стандарт несколько лет назад, сначала он имел один вид, потом мы его немножко поправили, и ещё раз немножко поправили… Такая работа ведётся постоянно. Мне кажется, врач только тогда врач, пока он неспокоен. Как только он успокоился, он становится ремесленником. Врач всё время должен куда-то стремиться, у него всегда должно быть лёгкое беспокойство в душе.

АВ: Сколько операций в день вы проводите? 

ОС: По-разному. Летом поменьше, зимой побольше. Но обычно в операционный день с восьми утра до двух дня бывает шесть операций. У меня два операционных дня в неделю. 

Я, конечно, в «Олмеде» не один — у нас много прекрасных врачей, и все оперируют. У нас два филиала в Екатеринбурге, две операционных. В сезон, когда пациентам удобно лечиться, операционные бывают заполнены полностью. 

АВ: Хирурги, которым приходится долго стоять, когда они оперируют, или долго сидеть, когда ведут приём, входят в группу риска по венозным заболеваниям?

ОС: Да, хирурги — как, кстати, и педагоги — входят в такую группу риска. Я, как и многие врачи, когда понимаю, что буду долго стоять у операционного стола, пользуюсь компрессионными гольфами. То же самое делаю, если мне предстоит лететь на самолёте или далеко ехать на машине. Это профилактика и это совершенно нормально. 

АВ: А вы стараетесь вести здоровый образ жизни? Как вы к нему относитесь?

ОС: Я о нём всё время думаю (улыбается). Иногда претворяю свои мысли в жизнь — люблю поиграть в пинг-понг, поездить на велосипеде, походить пешком, погулять.

АВ: Ваши коллеги говорят, что вы любите баню. Баня может быть способом профилактики венозных заболеваний?

ОС: Нет, не может.

АВ: Но она хотя бы не делает хуже?

ОС: Я не рекомендую пациентам с варикозными болезнями ходить в баню. Однако контрастное обливание после бани может уменьшить риски таких болезней. И, конечно, в целом баня — это место, где мы оздоравливаемся. Если подходить к вопросу взвешенно, то вреда не будет.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
у Короля

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!


Нажимая на кнопку ОТПРАВИТЬ, я даю согласие на обработку моих персональных данных

Будьте с нами!
×

Наш сайт собирает ваши метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). Это нужно для его работы. Если вы против этого, то вам нужно покинуть сайт.

Принять и закрыть
×
Наверх^^